Конфигурационное Управление Разработкой Систем

Территория ФОРПОСТА
Тетрадь № 143

Здесь рассмотрены общие информационные и интеллектуальные процессы, имеющие место в технологии управления разрабатываемыми конфигурациями весьма сложных систем – Large Scale Systems».
Москва — 1981

Ович-Робзарен Х.А.
КУРС
Конфигурационное управление Разработкой Систем
Введение
УПРАВЛЕНИЕ КОНФИГУРАЦИЕЙ ОБРАЗЦА В ПРОЦЕССЕ КОНСТРУИРОВАНИЯ
Конфигурационное управление

Понятие конфигурации и конфигурационного управления существуют с того времени, как в практику машиностроения вошли сложные и сверхсложные технические проекты. Функция управления реализовалась задолго до того, как были названы эти словосочетания.

При генеральных и главных конструкторах сложных проектов, как правило, предусматривали службы или отделы технологической совместимости, в задачу которых входило контролировать поток предлагаемых изменений проекта в ходе конструирования и допускать к реализации только те из них, которые не вступают в противоречие с текущим составом проекта и не ухудшают функциональных показателей будущей машины. Эти службы и отделы руководствовались в основном соображениями инженерного здравого смысла.

Однако когда поток изменений стал превышать сотни тысяч изменений в год, что произошло вследствие увеличения сложности проектов и количества специалистов, думающих над элементами проекта и изобретающих все эти новшества, то пришлось разработать соответствующие организационные процедуры.

Во-первых, необходимо стало разбивать поток изменений на составляющие потоки по степени важности и по предвидимому влиянию изменений на облик будущего изделия. Значительные изменения обязательно рассматривают и, возможно, утверждает или же строго запрещает заказчик технической системы.

Незначительные изменения могут быть сделаны конструкторами без согласований. Между этими двумя своеобразными полюсами заключены разные по значимости группы изменений, число которых коррелирует с числом уровней разбиения, или членения, техники, которое в наше время иногда достигает 50.

Во-вторых, стал давать о себе знать «принцип историзма», вернее, не он сам, а последствия его нарушения. Как указывают авторы книги [1], после запуска первого американского искусственного спутника Земли возникли трудности с запуском второго.

Дело в том, что окончательное изделие, которое ушло на орбиту и стало недоступно для копирования образца, было сделано с большими отклонениями от первоначального проекта. Эти изменения накопились постепенно и не все они были зарегистрированы в изменениях к документации. В результате для изготовления второго спутника проектировщикам пришлось многое вспоминать, восстанавливать по памяти, а многое изобретать заново.

Изделия ядерной техники, главным образом высокоавтоматизированные и вступившие в режим эксплуатации, подобны такому объекту. Они также не доступны для копирования с имеющегося образца.

Таким образом, принцип историзма требует, чтобы запоминались базовая конфигурация образца, результирующая конфигурация, материализованная в образце, документах, чертежах и программах сдаваемого образца, и, естественно, порядок изменений, как они вносились по ходу времени в течение разработки проекта и создания изделия.

Чтобы обеспечить историзм в разработке, а также не смешивать группы изменений по значимости, был введён предмет управления — поток изменений — и учреждены группы и службы конфигурационного контроля, которые и составили иерархическую систему управления потоком изменений. В частности, это было сделано при разработке системы, обеспечившей высадку человека на Луну и его успешное возвращение на Землю.

Служба конфигурационного контроля в целом — это сложная организация со многими уровнями подчинения, оснащённая специальной документацией, системой стандартов на процедуры и документы, автоматизированной системой контроля конфигурации на базе ЭВМ.

В большинстве случаев, когда это допустимо, документы, циркулирующие среди разработчиков и контролёров конфигурации, либо проходят типографский набор.

Когда образец машины находится в серийной эксплуатации, то и тогда поступают многочисленные предложения по изменению проекта: по совершенствованию технологии, строения образца, расширенного набора режимов и сфер его эксплуатации.

Начиная с фазы целеобразования и кончая фазой снятия с производства с данным образцом связаны как бы четыре машины: концептуально-документальная, графическая, программно-алгоритмическая и материальная.

В самом деле, обилие документации даже на простое с виду изделие поражает непосвящённых. Документы выпускают на всех фазах цикла в дополняющих или альтернативных отношениях друг к другу.

На всех или почти на всех фазах цикла в настоящее время в целях улучшения образца создают программы и программные комплексы для ЭВМ. Ими могут быть программы для управления технологическим процессом производства деталей и блоков для данного образца, микропроцессорные программы для отдельных функциональных блоков, имитационные программы для учёта и моделирования состояния парка машин данного образца и т.п. Очень разветвлённой и многовариантной может быть графика, связанная с данным образцом.

В ЕСКД с этой целью предусмотрены маркировочные средства для фиксации вариантов или альтернатив графического (конструкционного) исполнения деталей, узлов и блоков образца.

Варианты могут быть предусмотрены для разных случаев применения либо для увеличения маневренности на подфазе подготовки производства Ф6а1. Наконец, материальные воплощения образца, технологии, оснастки и им подобные необходимые составляющие производства тоже, как правило, многовариантны.

Это делается для обеспечения наибольшей полезности образцов, извлечения прибыли от разработки именно в исторически отведённый интервал времени, так как и преждевременное, и запоздалое внедрение образцов, как уже было упомянуто, одинаково приводит к убыткам.

Так или иначе, а с жизнью данного образца связана жизнь трёх других машин, которые определяют все значимые показатели материализованной машины — действующих экземпляров данного образца. Утеря значительной части любой из этих трёх «машин» быстро скажется на парке действующих экземпляров.

Нетрудно представить себе, во что обернётся утрата программного обеспечения, которое по стоимости иногда в десятки раз превосходит стоимость образца, или же утрата чертёжного фонда. То же самое относится к проектной и эксплуатационной документации.

Указанное обстоятельство ещё раз подчёркивает мысль, что в разработке ни одна из этих машин не является второстепенной. Поэтому при конфигурационном управлении изменения программ, документов, графики и самого машинного парка и фонда запасных комплектующих изделий должны выступать на равных правах и обрабатываться согласованно в одном и том же механизме управления и контроля.

Таким образом, конфигурационное управление четырьмя сопряженными машинами представляет собой особый тип работы с альтернативами, отнюдь не сводимый к работе с альтернативами других типов, уже обсуждённых в данной книге. Поэтому первый вопрос, который подлежит рассмотрению, состоит в следующем: как пополнить комбинаторный файл данными для обеспечения конфигурационного управления?

Пополнение файла данными о конфигурации

При конфигурационном управлении выполняют, в сущности, три функции:

— обнаружение и учёт предлагаемых изменений,

— контроль базовой конфигурации,

— принятие решений по изменению базовой конфигурации.

При выполнении их порождаются новые данные, которые следует разделить на два класса:

— служебные и паспортные данные, характеризующие время, место, авторов изменения, причину, из-за которой изменение предлагается, обоснование реализуемости;

— конкретные данные о предлагаемой альтернативе (и подчинённым ей имплицитным альтернативам).

Как уже неоднократно подчёркивалось в других главах, изменения признаков строения образца всегда можно перевести на язык альтернатив, то есть выразить сущность этого изменения как предлагаемый переход (отказ) от одних альтернатив строения к другим альтернативам в каких-то местах комбинаторного файла.

Но как быть с изменениями остальных трёх машин, которые, естественно, сопряжены с данной?

По-видимому здесь изменения тоже можно было бы описывать как переход от одного данного документа к другому, альтернативному, от данного программного продукта — к иному альтернативному модулю, от данного фрагмента чертежа — к иному.

Но для этого необходимо вспомогательное отображение остальных трёх машин также в форме комбинаторного файла. Этого довольно легко добиться, так как для документов, чертежей и программ применяется точно такой же способ декомпозиции, как для элементов строения материальных образцов.

В этом смысле последним и несколько запоздалым (что, впрочем, вполне понятно в силу исторически сложившихся обстоятельств) было появление методов так называемого структурного программирования и в особенности метода иерархического программирования и отладки программ — HIPO.

Есть все основания считать, что этот метод в дальнейшем будет главным индустриальным методом программирования, хотя, возможно, и будет временами тесним новомодными веяниями.

Для того, чтобы иметь возможность отделять друг от друга тесно переплетающиеся структурные, документальные, графические и программные данные, условимся добавлять их в комбинаторный файл на семейство машин следующим образом.

Под индексом (ключом) 1 зашифровано семейство машин в целом. Если имеется документ, относящийся к семейству машин в целом, то он получает ключ 1D1. Если таких документов много, то опорная часть их ключа всегда есть 1D.

Далее документы перечисляются в любом, например, даже алфавитном порядке последовательным и открытым для любых пополнений множеством ключей: 1D2., 1D17., … 1D9367. Если, например, документ 1D117. имеет подчинённые «шкафы», тома, разделы, книги, то они могут нумероваться как 1D117.1, 1D117.2 и т.д. Если документ 1D117.2. имеет альтернативные варианты (полярный вариант машины, машина для умеренных широт, тропический вариант и т.п.), то они нумеруются как

1D117.2A1., 1D117.2A2. и т.д.

Аналогичным образом нумеруют графические документы с тем только отличием, что применяют для них маркер «G», например, 1.3.G2A5. Таким же образом нумерую программы и составляющие их модули (вызываемые процедуры). Здесь тоже и в ещё большей степени на любом уровне возможны альтернативы. Для нумерации здесь применяют маркер «PR». Таким образом 1PR2.3A2 помечет процедуру, которая вызывается процедурой 1PR2, причём это второй вариант такой процедуры (А2).

Следует сказать, что этот вспомогательный метод маркировки и отображения не исключает иных, мнемонических методов. Например, программные модули наряду с этим могут иметь любые буквенные идентификаторы, облегчающие восприятие. Но надо отметить, что с ростом длины ключей растут затруднения при их считывании и сличении. Это значит, что процедура должна быть автоматизирована.

Легко заметить, что маркеры «D» (doc), «G» (grf) и «PR» (prg) могут появиться на любом уровне разбиения комбинаторного файла. Кроме того, они могут вторгаться в область действия друг друга. Например, может идти речь о графических данных, которые оформлены как программный модуль данных (видеофайл), тогда ключ будет иметь структуру

1.__G__PR…

Или документ (инструкция) каталогизирован в память, так что работа с машиной может идти по методу расспрашивания, тогда ключ будет иметь вид

1__D__PR.

Можно привести и более сложные различные примеры структур ключа, однако в этом нет необходимости, так как ключ предназначен исключительно для программной обработки. При больших длинах его смысл плохо воспринимается человеком. При указанном способе образования ключей любой объект, не относящийся собственно к образцу (его структуре), тем не менее, будет получать свой естественный индекс (код).

Этот код, получаемый исключительно на основе данных о ветвлении ключа при формировании комбинаторного файла, оригинален, так что полностью исключены явления омонимии и полисемии, от которых так стремятся избавиться разработчики классификаторов.

Здесь эта проблема просто не возникает. Для образования ключей нет никаких ограничений, кроме чисто технического ограничения на длину, но и то лишь в том случае, когда они предназначены для машинной обработки и служат исходным материалом при выработке ключа в индексно-последовательных файлах. Длина ключа здесь не должна превышать 255 символов.

Итак, комбинаторный файл может служить базой для приёма данных, необходимых при проведении процедур конфигурационного управления.

Об извлечении уроков из прошлого

Прошлое не обязательно должно быть почтенным историческим прошлым; детальному анализу и обстоятельному обобщению могут быть подвергнуты и действия, скажем, недельной давности. Впрочем, во многих отраслях «разбор полётов» производят почти непосредственно по окончанию ответственных действий.

Для этой цели должны быть установлены процедуры и учреждены службы, призванные объективно и без утерь и сокрытий данных регистрировать реальный ход событий, должны быть созданы соответствующие стандарты и процедуры фиксации хода реализации отдельных проектов.

Реальную рабочую основу для этого дают методы и процедуры конфигурационного управления. В самом деле, из чего, как не из потока согласованных и принимаемых изменений (и отвергаемых тоже!) складывается фактография конкретного проекта.

Для того чтобы накопить материал для анализа, достаточно фиксировать все изменения проекта, как принятые, так и отвергнутые в ходе реализации. Отвергнутые предложения могут оказаться весьма поучительными на общей панораме прогресса данного семейства техники в ближайшей перспективе, поэтому отвергание должно регистрироваться официально и скрупулёзно.

После конфигурационного учёта изменений данные о них могут поступить на анализ и обобщение. Первые попытки регистрировать все существенные действия и события в ходе разработки образца техники были предприняты в рамках научно-практического проекта «Хиндсайт» [2], который был проведён на примере процессов создания более двадцати образцов в системах вооружений именно с целью научиться понимать прошлое и извлекать из него уроки — уроки прошлого опыта.

Ранг изменения

После того, как комбинаторный файл пополнен данными для конфигурационного учёта и контроля, можно рассмотреть и более точно определить понятие изменения.

В начале работ заказчик и подрядчик (кооперация разработчиков) формируют исходный пакет документов, из которых становятся ясными:

— набор свойств будущего образца (список характеристик),

— обязательные признаки строения («обязательные качества»), которые образец должен иметь,

— элементы используемых прототипов, в том числе готовые комплектующие блоки и изделия;

— некоторые базовые технологии, которые должны быть применены в производстве образцов,

— стандарты и другие руководящие документы,

— готовые сертифицированные программные продукты, которые должны быть применены в производстве и функционировании образца

— и т.п.

По всем этим и другим пунктам можно выделить на пополненном комбинаторном файле либо некоторое дерево, либо подфайл, который мы назовём заказной конфигурацией. Пользуясь её описанием, заказчик по окончанию работ будет принимать систему, проверяя её на полное соответствие конфигурации, а разработчики в начале работ используют её как руководство к действию, от которого нельзя существенно отклоняться и которое может быть в дальнейшем только детализировано.

Однако так описанный идеальный ход событий никогда на практике не реализуется.

Разработчики сначала фиксируют образ замысла будущего образца и сопутствующих документов, графики, программного обеспечения так, что получается некоторое дерево или подфайл, содержащий в себе целиком заказанную конфигурацию, но гораздо более детально проработанный, доведённый до конкретных предметов труда каждого из разработчиков проекта. Эту начальную конфигурацию назовём базовой конфигурацией.

Если в ходе разработки будут предложены новые альтернативы строения образца, которые не являются дальнейшей детализацией базовой конфигурации, а отличаются от неё, то говорят, что предложены изменения.

Если изменяют заказную конфигурацию, то говорят, что это изменение первого ранга, так как его принятие должно быть обязательно согласовано с заказчиком, в противном случае — изменение есть изменение, максимум, второго ранга. Изменения, которые выносит на обсуждение заказчик, всегда принадлежат к первому рангу, даже если они только детализируют заказную конфигурацию.

Уровень изменения

Независимо от ранга любое изменение всегда может быть приписано определённому поясу альтернатив комбинаторного файла, в котором начинается перечисление его признаков. Если изменение «начинается» на k-м поясе альтернатив, то говорят, что это изменение k-го уровня. Оно может повлечь за собой (содержать в себе) и ряд изменений нижележащих уровней, которые являются простой детализацией признаков предложенного изменения.

Поскольку документы, которыми оформляют предложения на изменение, имеют часто довольно произвольную или традиционно обусловленную форму, то первое, что должно быть сделано — это то, что содержимое этих документов надо сначала перевести на язык альтернатив. Это значит сделать тщательный анализ текста, уяснить смысл предложенных в них изменений (новых альтернатив) и разбить на так называемые односвязные изменения (в некотором смысле «элементарные»), относящиеся к конкретным поясам альтернатив с указанием их ранга и уровня. Работа с изменениями – часть общей работы с альтернативами.

В результате проделанной так работы и появляется бланк конфигурационного учёта, который прилагается к исходному документу на изменение и следует с ним по организационным инстанциям вплоть до принятия решений о судьбе предложенных изменений.

Если совет конфигурационного контроля (далее — совет) решил принять некоторую часть предложенных изменений, то напротив их формулировок в бланке конфигурационного учёта в столбце «принятое решение» ставится символ, означающий «принять».

Но совет может усмотреть в некоторых изменениях и скрытую в них катахрезность (возможность последствий, ведущих в случае их принятия к снижению эффективности образца и даже авариям), то в столбце напротив формулировки этого изменения проставляют символ, означающий «впредь строжайше запретить».

В бланке на пути прохождения документа с предложенными изменениями учитывают ряд других факторов. В этом смысле бланк конфигурационного учёта служит единственным накопителем уникальных сведений, что весьма удобно. Кроме того, он в итоге явится исходным документом при вводе сведений в базу данных.

В качестве первичной записи в бланк прохождения документа вносят текст формулировки сущности изменения и ключ, определяющий место «начала» изменения в комбинаторном файле.

Разбиение сложных изменений на элементарные удобно и тем, что облегчает понимание сущности предлагаемых идей и в дальнейшем прохождении односвязные автономные изменения становятся независимыми друг от друга: по каждому из них могут быть приняты положительное, отрицательное, запретительное или отлагательное решение независимо. Причём во всём бумажном хозяйстве это не прибавит ни одного нового документа.

Сейчас на практике в случае разногласий создают множество добавочных документов, которые порождают свои последующие документы и т.д. Бланк конфигурационного учёта полностью исключает проявления этой «бумаготворческой стихии».

Паспорт изменения

Когда изменение принято, запрещено, отложено или отвергнуто, оно должно быть в любом случае введено в файл. В случае принятия оно попадает в базовую конфигурацию. В остальных случаях, поскольку речь-то идёт всё-таки о новых предложенных альтернативах, эти альтернативы должны быть введены в комбинаторный файл вместе с пометками о принятых решениях. Так или иначе, но в ЭВМ должен быть введён паспорт изменения.

Паспорт может состоять из следующих смысловых разделов, или так называемых фасетов:

КТО (конкретное должностное лицо, подразделение, организация) предложил данное изменение;

КОГДА (день, месяц, год) внесено предложение;

ГДЕ территориально возникло данное предложение об изменении;

КОГДА, КЕМ и ГДЕ осуществлено первое рассмотрение документа;

КТО провёл структурный анализ предложенных альтернатив и составил бланк конфигурационного учёта;

КОГДА, ГДЕ, КАКОЙ официальный орган рассмотрел и принял решение о статусе предложенного изменения и т.п.

На основании паспортов всех изменений можно на каждый момент разработки, например, сопоставить предлагавшийся и утверждённый составы базовой конфигурации. На основании сопоставления могут быть затребованы сводки и другого типа, в которых будут затронуты, например, территориальный, кадровый, ресурсный и подобные аспекты разрабатываемого проекта.

Особый интерес представляет смысл паспорта, в котором обосновывается либо отказ, либо отлагание, либо запрет на предлагаемое изменение, так как в нём концентрированы аргументы экономического и организационного характера. Иногда ведь изменение всей проектировочной ситуации приводит и к возврату к ранее отвергнутым предложениям. Следовательно, их надо хранить, хотя бы в назидание.

Фасетный остов паспорта изменения может меняться от проекта к проекту, и особенно при переходе от семейства к семейству машин в силу специфики разрабатываемых образцов, поэтому при применении системы конфигурационного контроля паспорт изменения рекомендуется разрабатывать с учётом конкретной организационной системы проекта. Взятый по аналогии паспорт (из проекта другой природы) может оказаться либо недостаточно информативным, либо попросту обременительным.

5.3. Основы контроля конфигурации

Предложенные изменения как добавления новых альтернатив принимают, отлагают или запрещают на основе анализа их физической сущности (и следующих из неё технологической, экономической и т.п. сущностей).

Это значит, что по каждому изменению просматривают некоторые уже утверждённые элементы замысла и проекта, сравнивают их с новыми, предложенными, пытаются представить их взаимоотношение вплоть до взаимодействий в теле будущего образца, их совместную «работу». На основе этих предвидимых характеристик и вырабатывают окончательное или отлагательное решение.

Может так случиться, что некоторое изменение как явно прогрессивное повлечёт за собой целый ряд других изменений.

Нетрудно заметить, что перебор элементов проекта, сопоставление их с предлагаемыми нововведениями и заключение о полезности носят ярко

выраженный интуитивный, творческий, не формализуемый характер. Многие варианты замысла конструкции будут отвергаться как несостоятельные задолго до построения материального образца соответствующего блока или изделия в целом.

Если конструктор говорит, что данный вариант изделия ему не нравится, и образец будет работать плохо, то, как правило, он не ошибается, хотя при известной склонности к логическому выводу кое-кто иногда требует причинно-следственных объяснений и абсолютных гарантий правоты.

Это профессиональное свойство конструктора предсказывать поведение ещё не существующих (и не существовавших!) устройств не пользуясь логическим выводом, вызывает восхищение. Конструкторы почти безошибочно пользуются каким-то неведомым чувством целостности и предсказывают поведение сложных конструкций задолго до их воплощения.

Вряд ли в обозримом будущем удастся создать машинные алгоритмы, способные предвидеть и воображать, однако алгоритмическую поддержку этому чувству можно обеспечить уже в настоящее время. Речь идёт о том, чтобы фиксировать и не утрачивать активной формы результатов подобных предсказаний и проводить над предсказаниями элементарные вычисления, смысл которых в следующем.

Если для той или иной пары конструкционных альтернатив указано, что она нежелательна в рамках данной конфигурации, то при каждой попытке включения её в проект должен раздаваться как бы сигнал предупреждения о нарушении доброкачественности состава проекта.

Во второй главе было введено понятие комбинант. Оно становится особенно полезным в связи с контролем конфигурации и оперативным вычислением допустимости и целостности образца.

Почти любую функцию, выполняемую конструкторами в современных системах проектирования, можно разделить на рутинную и творческую части. Первая часть, если она отделена правильно, допускает полную автоматизацию.

Проведя эту автоматизацию, можно затем подкрепить полученным автоматическим процессом «оставшуюся» творческую составляющую, которая при этом сама может измениться как качественно, так и в плане возросшей творческой чисто количественной производительности.

Такой принцип (выделение — расщепление — автоматизация — подкрепление) отличается от подходов, основанных на попытках той или иной функции в конструировании в конструировании, и, на наш взгляд, более плодотворен.

Функция, реализующая в конструировании целостность, хотя и кажется чисто интуитивной, также содержит в себе рутинную составляющую и допускает применение принципа расщепление — автоматизация — подкрепление.

Если автоматизировать её рутинную составляющую, то конструктор сможет через вычислительные процедуры опереться не только на свой опыт, но и на суммарный опыт всей культуры конструирования систем данного семейства в той части проверок целостности, которые касаются повторяющихся ситуаций и контроля безопасности, препятствующего созданию деструктивных (аварийных)

вариантов вдвойне полезно, оно позволяет конструктору не заботиться о том, «как бы чего не вышло», и направить все свои творческие силы на решении вопросов «как это реализовать?»

Существует ещё один важный аргумент в пользу того, что необходимо автоматизировать рутинную составляющую функции проверки целостности. Этот аргумент возникает вследствие всё возрастающей сложности проектировочных задач.

Известны многие определения больших систем. Одно из них, на наш взгляд наиболее интересное, принадлежит В.М. Глушкову и состоит в следующем: большой системой будем считать такую реально существующую систему, поведение которой целостно и во всех деталях не может вообразить один отдельно взятый специалист.

Но раз такие системы всё-таки создают, значит, существуют на практике правила обращения с такими системами. Эти правила составляют интуицию инженера. Их необходимо изучать и, по возможности, формализовать. Свод этих правил — каркас будущей теории больших систем (высказано на семинаре).

Вместе с тем, в зависимости от того, какой список элементов поведения будущей технической системы интересует разработчиков, любое изделие можно с лёгкостью как зачислить, так и не зачислить в разряд сложных (больших систем).

Таким образом, точка зрения и конструктивно-познавательная задача сильно влияют на «величину» системы, так что понятие большой системы скорее характеризует ситуации в процессе проектирования, чем реальные физические объекты. Однако, практика, как правило, всё-таки заставляет заниматься «сутью дела», а не бесплодным упрощенчеством или усложнительством.

Хотя бывает всякое: задачи симплификации, будучи решёнными, иногда вызывают восхищение, а приобретение новых функций изделиями, тем не менее, тоже привлекательно для пользователя.

В настоящее время всё же всё большее число систем переходит на стадии проектирования в разряд больших систем, меняется точка зрения, возрастают требования к тщательности проектирования.

Инженерная практика настойчиво требует рутинного подкрепления проектировочного процесса на тех этапах, на которых создаётся картина поведения большой системы, когда картину целиком не может воссоздать один конструктор, и она воссоздаётся из картин воображения многих специалистов.

В этих условиях надо искать формальный аналог чувства целостности как некоторый показатель, определённый на множестве возможных замыслов. Он должен быть определён так, чтобы его значение можно было вычислять непосредственно по мере того, как конструктор преобразует эскиз или образ замысла.

Тогда конструктор, имея такое автоматическое подкрепление, сможет сосредоточить свои усилия на составлении новых целостностей, а не на проверке их состоятельности. Расчётный аналог чувства целостности, синхронно подкрепляющий естественную интуицию проектировщика, — так называемый показатель целостности может быть определён на базе понятий «комбинаторный файл», «альтернатива», «комбинанта» и «матрица совместимостей».

Характеристики целого

Назовём выборкой из файла произвольную комбинацию его альтернатив, взятых вместе со всеми вершинами файла, в которые ведёт простой путь от како-то из выбранных альтернатив.

Для того, чтобы отличить полезные выборки от произвольно-комбинаторных «нагромождений», надо ввести характеристики целого, иными словами, имея комбинаторный файл как наложение изображений существующих и возможных конструкций, надо располагать ещё и средствами для выделения конструкций из этой «смеси».

В то же время нельзя гарантировать, что при случайной выборке обязательно получится полезная комбинация, соответствующая осуществимой конструкции. Можно предложить естественный арифметический способ выделения целостностей из файла и приписывания им индивидуальных признаков.

Этот способ основывается на матрицах совместимости поясов альтернатив. Каждому поясу альтернатив ставится в соответствие блочная матрица совместимости. Между этими матрицами устанавливается естественная иерархия отношения совместимости, которая подробно обсуждается ниже. По содержимому ячеек матриц определяется функционал S — показатель целостности, характеризующий произвольную выборку альтернатив из файла.

Физический смысл этого функционала весьма прост и состоит в том, что область его значений [-1,+1] является своеобразной шкалой состоятельности выборки. Значение этой шкалы охватывает все градации целого, заключённые между следующими тремя случаями:

1) S = -1 — функционально вредная (деструктивная) выборка — совокупность блоков, которые работая как целое или в рамках целого приведут к ущербу, например, аварии, взрыву, загрязнению среды и т.п.

2) S = 0 — функционально неосуществимая выборка, то есть такая структура, которая не может работать как целое или в рамках целого не будет реализовать целевой процесс.

3) S = +1 — функционально полезная выборка, то есть структура, которая сможет работать в рамках целого и давать полезный технологический эффект.

Этот функционал позволяет проектировщику проводить пошаговую проверку состоятельности выборки по мере её преобразования в ходе конструирования. Функционал этот можно трактовать и следующим образом:

S — коэффициент корреляции;

S = -1 — достоверно деструктивная (саморазрушающаяся, катахрезная) комбинация;

S = +1 — достоверно конструктивная комбинация;

в интервале (-1, 0) лежат значения коэффициентов корреляции деструктивных комбинаций признаков (альтернатив);

в интервале (0, +1) лежат значения коэффициентов корреляции конструктивных комбинаций альтернатив.

Такая трактовка оказывается полезной для изделий, выпускаемых большими партиями и во многих модификациях. В этом случае элементы матриц совместимости можно получать путём обработки результатов испытаний методами статистики. Определим теперь матрицы совместимости и показатель целостности, свойства которого мы сформулировали заранее.

Матрицы совместимости

Во второй главе упомянуты элементарные матрицы совместимости. Эти матрицы дают один из возможных способов символического представления комбинант. Для некоторой

пары альтернативных линеек А = ai и В = bj элементарная матрица совместимости есть прямоугольная таблица А:В с проставленными в её ячейках значениями -1, 0, +1 по следующему правилу:

(ai,bj) = -1, если альтернативы ai и bj сопрягаемы в одной конструкции, но дают деструктивный эффект (взрыв, аварию, быстрый износ узлов конструкции и т.п.)

матрица а = А:В определена невырожденным образом, так как линейки А и В лежат на одном поясе альтернатив и инцидентны через вершину Р;

матрица k = А:С полувырожденная, то есть всегда заполнена только единицами, так как совместимость А и С в целом определилась в матрице а и ещё не уточнялась в матрице y = Т:С и подобных ей матрицах;

матрица Е:К полностью вырождена (бессмысленна) , так как её линейки инцидентны разным уровням (исходят из разных альтернатив) в линейке М, а значит никогда не инцидентны между собой. Значит ни одно сочетание позиций из Е и К не попадает в рамки одной комбинации-конструкции. Поэтому матрица Е:К не имеет смысла.

(ai,bj) = 0, если альтернативы ai и bj функционально несопрягаемы в рамках одной конструкции, хотя и попадают в рамки одной формальной комбинации;

(ai,bj) = +1, если альтернативы ai и bj не только функционально сопрягаемы, но и совместно (взаимно, эмерджентно и т.п.) полезны в рамках одной конструкции.

В частности, матрицы А:А и В:В суть единичные квадратные матрицы в силу определения альтернатив как возможности конструктивного выбора, взаимно исключающие друг друга.

Было бы естественно предположить, что для любой пары альтернативных линеек, взятых из файла, надо строить элементарную матрицу совместимости и привлекать для её заполнения компетентных специалистов.

Однако элементарные матрицы совместимости имеет смысл составлять лишь для тех пар альтернативных линеек, позиции которых действительно могут выступать в комбинациях в рамках одной конструкции.

На рис. 5.1 приведены и другие частные упрощающие соображения и условия, которые представляют интерес больше для программистов. В результате их учёта множество элементарных матриц совместимости вполне естественно расслаивается по поясам альтернатив.

Блоки, образованные линейками из разных поясов оказываются попросту ненужными. Осознав это обстоятельство, можно строить блочные матрицы для каждого пояса альтернатив отдельно.

Выделившиеся иерархические уровни совместимости однозначно соответствуют уровням иерархии выбора при конструировании, то есть поясам альтернатив. Этого следовало ожидать. Содержательные сведения об отношении совместимости должны быть сосредоточены рядом с соответствующими им сведениями о возможностях выбора.

Существует взаимно-однозначное соответствие между поясами альтернатив и матрицами из пирамиды совместимости (рис.5.2). Иерархия как своеобразная импликация матриц совместимости состоит ещё и в том, что случаи заведомой несовместимости тех или иных блоков, обнаруживаются на высоких уровнях пирамиды, так что под соответствующими им нулевыми ячейками в нижележащих матрицах совместимости появляются как следствие полностью нулевые блоки. Это сразу существенно снижает объём обрабатываемых данных о совместимости.

Матрицы совместимости поясов альтернатив удобны и для теоретических и чисто умозрительных моделей и выводов.

Показатель целостности

Предположим для простоты, что комбинаторный файл имеет всего один пояс альтернатив. Остановим скользящие стрелки в некотором подмножестве альтернативных линеек этого пояса и рассмотрим соответствующую матрицу совместимости.

Введём треугольное произведение S позиций b, d, e, f, h, то есть произведение множества элементов, стоящих на всех попарных пересечениях выбранных альтернатив, причём знак треугольного произведения будем вычислять, пользуясь следующей таблицей умножения

aj\ai -1 0 +1
-1 -1 0 -1
0 0 0 0
1 -1 0 1

Рассмотрим некоторые весьма естественные свойства такого произведения:

1) S = +1 только тогда, когда произведённая выборка оказывается эмерджентно функционально полезной и состоятельной;

2) S = 0, как только в выборке окажется хотя одна пара функционально несопрягаемых альтернатив;

3) S = -1, если в выборку попадает хоть одна пара несовместимых альтернатив, вызывающих вредные последствия.

Таким образом, знак функционала S и его абсолютное значение сразу же предупреждают конструктора о нежелательном сочетании альтернатив в произведённой им выборке.

Начав с произвольной выборки, можно путём добавления одних альтернатив и исключения других, прийти к ситуации, когда выбор сделан во всех линейках пояса альтернатив и, тем не менее S = 1.

Так как в нашем случае пояс всего один, то это означает, что выбрана некоторая, возможно, осуществимая комбинация — целостная комбинация.

Таким образом, в этом простом случае треугольное произведение играет роль показателя целостности и, возможно, — осуществимости. Обобщим этот показатель на случаи файлов с более чем одним поясом альтернатив.

Пусть задан комбинаторный файл с произвольным числом поясов альтернатив и пусть во всех поясах построены матрицы совместимости. Сделаем из файла произвольную выборку, то есть зафиксируем по одной позиции в некотором множестве М альтернативных линеек. Разобьём это множество на составляющие не-

пересекающиеся подмножества в соответствии с принадлежностью линеек поясам альтернатив:

М = mI + mII + mIII + …,

где mI — множество линеек, принадлежащих первому поясу альтернатив;

mII — второму поясу и т.д. Определим значение S(M) следующим образом:

Здесь S(mi) — ранее определённое для файла с одним поясом альтернатив треугольное произведение; множители в фигурных скобках вычисляются по тем же правилам, но из элементов, взятых из полувырожденных, а возможно, вырожденных матриц, составленных для линеек из разных поясов альтернатив, то есть межпоясных матриц совместимости.

Если в каждом поясе комбинация правильная, то все S(mi) = +1 и знак S(m) могут изменить только сомножители s(mi,mj).

Сформулируем лемму, доказательство которой тривиально и прямо следует из рассмотренных выше примеров. Она не требуется для доказательства какой бы то ни было «теоремы», но имеет следствия и как форма привлечена нами только для отображения логического результата. Следствия из леммы, несмотря на их тривиальность, имеют важное упрощающее значение при введении оценочных функций или критериев на множестве выборок (конструкций).

Лемма: Если PP s (mi,m)j = +1 при всех i,j (i<>j), то правомерно провести данную выборку М в k этапов следующим образом:

— провести частичную выборку mI в первом поясе альтернатив и выделить во втором поясе множество G(mII) тех альтернативных линеек, в которые ведут простые пути от любой одной альтернативы из mI;

— провести частную выборку mII в G(mI) второго пояса альтернатив и выделить в третьем поясе множество G(mII) тех альтернативных линеек, в которые ведут простые пути от любой одной вершины-альтернативы из mII;

И так далее вплоть до последнего k-го пояса альтернатив.

Следствие 1. Извлечение целостных конструкций, представленных односвязным деревом, можно проводить, делая выбор последовательно от пояса к поясу в направлении от центра комбинаторного файла.

Следствие 2. Каким бы способом ни была получена выборка целостной конструкции, всегда можно условно представить, что оно произведена последовательно-связно в направлении от центра комбинаторного файла.

Эти два следствия существенно упрощают все определения, выводы и иллюстрации, касающиеся оптимизации процесса выбора замысла конструкции. В результате введённый показатель целостности S(M) при последовательно-связном способе выборки упрощается, так как всегда этот сомножитель

PP s (mi,m)j = +1,

даже в том случае, когда любой набор из S(mi) обращается в 0 или -1.

Таким образом, при последовательно-связной выборке S(m) удобен в работе и продолжает удовлетворять свойствам 1 — 3.

Иерархическая система матриц совместимости, или пирамида совместимости, является своеобразной запоминающей системой, данные которой в месте с данными файла связывают в целое узлы конструкций и согласуют их с системной средой.

Вся семантика, то есть организующие смысловые данные, по существу вытеснены здесь во входные рубрики строк и столбцов матриц совместимости. Значимая же часть данных о совместимости как таковой заключена в ячейках матриц.

Эти данные можно хранить отдельно от файла, достаточно ввести простой способ вычисления их адреса как функции от двух переменных — ключей альтернативных линеек, которые им присвоены в файле.

Эта запоминающая система нуждается в первоначальном заполнении и последующих корректировке и пополнении по мере роста комбинаторного файла. Возникает вопрос о том, каковы основные источники данных, поступающих в столь простом, на первый взгляд, виде в ячейки матриц. Несмотря на развитие возможностей статистики, основным источником всё же является интуиция инженеров.

«Опытность любого специалиста… состоит не только в знании ряда типичных ситуаций и их свойств, но в умении переносить этот опыт на новые ситуации, правильно предугадывать их свойства… Здесь человек оказывается сильнее математической статистики…

Там, где нет массовых данных наблюдений конкретного события, интуиция мобилизует массовые данные переноса прошлого опыта на различные единичные события. Человек заменяет статистику событий статистикой актов прогноза, тонко учитывая сходство и различие ситуаций» [3].

Следует особо подчеркнуть, что указанное соотношение между статистическими данными и данными интуиции специалиста имеет принципиально постоянный характер. Это соотношение сохраняется всегда. Его нельзя мотивировать, например, тем, что статистика де недостаточно развита в данной области. Объективность и научность вовсе не означают отказ от интуиции опытных специалистов. Нужен правильный её учёт и использование.

Когда комбинаторный файл построен, мобилизуют опыт специалистов по данному семейству технических систем в целях построения пирамиды матриц совместимости. Естественно, что предварительно в ней должны быть «чисто механически» учтены все достоверные факты машиностроения, составившие историю данного семейства.

Знания специалистов вносятся в пирамиду совместимости для их последующего использования в синхронном комментарии и синхронном подкреплении чувства целостности, когда речь идёт о переносе прошлого опыта целостности. Матрицы совместимости не несут информации о новом опыте целостности. Именно здесь и должна подключаться не формализуемая творческая компонента опыта целостности, присущая только лишь опытному специалисту.

Пусть текущий образ замысла представлен в виде дерева блоков и конструктор занят преобразованием замысла, тогда показатель целостности должен пересчитываться при малейших изменениях, вносимых в дерево.

И это надо делать в первую очередь после преобразования замысла, так как первым шагом в комментарии действий конструктора и должно быть определение целостности получающейся конструкции. Действительно, лишь определив, что замысел представляет целостную конструкцию, можно формулировать сведения о составляющих образа замысла:

— какая часть замысла и кем уже реализована;

— какая часть из нереализованного фигурировала уже в официально высказанных ранее замыслах;

— каков ранг этих замыслов и т.д.

В общей памяти, содержащей конструктивные сведения о семействе технических систем, данные о комбинаторности (комбинантности) и возможностях реализовать целостности, составляют связующую основу. Контроль со стороны ограничений целостности является одной из подфункций в основной функции памяти при формировании замысла — отделении фактов реальности и возможных событий машиностроения от «чистого» вымысла.

Общая схема конфигурационного управления

На рис. 5.3 представлена общая редуцированная схема связей процессов при управлении конфигурацией разрабатываемого образца машины. Число уровней принятия решений совпадает с числом поясов альтернатив соответствующего комбинаторного файла.

Это, однако, не исключает того случая, когда тот или иной орган управляет несколькими смежными уровнями. Если конфигурационное управление носит локальный характер, то все уровни решений лежат в рамках одной организации и распределение прав принятия решений производится должностными инструкциями в соответствии с действующей в организации штатной структурой.

Независимо от конкретных условий применения конфигурационный контроль предполагает наличие сформированного комбинаторного файла, пополненного необходимыми данными, наличие стандартных бланков конфигурационного учёта, инструкций по переводу проектов изменений на язык альтернатив, стандартных бланков извещения о существе решения по предложенному изменению.

Необходим минимальный комплекс программных средств, предназначенный для введения и обновления комбинаторного файла, учёта паспортизованных проектов изменений, вычисления показателя целостности применительно к каждому проекту изменений.

В сущности этот программный комплекс наиболее прост по сравнению с комплексами, которые требуются для обсуждённых выше других видов работы с альтернативами: графикой, прогнозированием, конкретно-экономическими параметрами обстановки и т.п. Он может быть реализован в основном даже на базе стандартных системных средств современных операционных систем ЭВМ с включением самого минимального числа специально написанных программ пользователя.

Рис. 5.3. Общая схема процесса конфигурационного управления

Таким образом, как и в предыдущих главах, оказалось, что для выполнения всех без исключения функций в ходе конфигурационного управления разработкой образца машины центральным является понятие «работа с альтернативами», хотя и модифицированное с учётом специфики идей конфигурационного управления; символическим и смысловым понятием — «комбинаторный файл», концентрирующим все известные на данный момент альтернативы выполнения элементов строения образца, графической и иной документации, математического обеспечения.

Это и позволило составить простую и естественную сеть процедур последовательной нумерации объектов, которые попадают в сферу внимания разработчиков и существенны для успешного завершения проекта. Нумерация исключает неоднозначность, позволяет точно выделять конкретное индивидуальное изменение на всех этапах его развития и фазах обработки и принятия решений.

Тем самым становится возможным управление всем потоком изменений, которые могут поступать на любом этапе выполнения проекта. В силу простоты и однозначности процедур появляется дополнительная возможность объективной регистрации хода выполнения проекта, что представляет ценность не только для историков техники, но и для аналитиков и техносистематиков, обязанных или желающих извлекать уроки из прошлого опыта.

Список литературы

  1. Бобрышев Д.Н., Рексин В.Э. Управление конфигурацией технических систем. М.: Сов. радио, 1978.
  2. Айзенсон Р.С. Опыт технического прогнозирования при выполнении проекта «Хиндсайт». — В сб.: Научно-техническое прогнозирование для правительственных и промышленных учреждений. М., Прогресс, 1972, с. 21-38.
  3. Хованов Г.М. О практике экспертных оценок в прогнозировании и планировании развития науки и техники. — В кн.: Проблемы организации научных исследований и разработок. Тр. I Московской конференции молодых учёных. М.: Наука, 1967, с. 148 — 152.

 

27 марта 2017 года был проведен III Санкт-Петербургский экономический конгресс (СПЭК -2017) «Форсайт «Россия»: новое индустриальное общество. Перезагрузка».27 марта 2017 года был проведен III Санкт-Петербургский экономический конгресс (СПЭК -2017) «Форсайт «Россия»: новое индустриальное общество. Перезагрузка».

27 марта 2017 года был проведен III Санкт-Петербургский экономический конгресс (СПЭК -2017) «Форсайт «Россия»: новое индустриальное общество. Перезагрузка».

Направления эволюции городов в новоиндустриальную эпоху

Дроздов Б.В.

 В течение последних двух столетий человеческая цивилизация развивается на пути урбанизации — создания городов и городских агломераций. Это направление было признано  наиболее рациональным и эффективным способом проживания людей на нашей планете. Урбанизация обеспечила людям  во всех странах мира  и при разном климате  комфортные условия проживания. Города дали людям все современные блага жизни, без которых сейчас немыслимо нормальное человеческое существование.  Данный процесс бурно развивался в 20 веке, в начале 21 века он продолжается ускоренными темпами. Урбанизация в наступившем тысячелетии стала общепризнанным направлением развития цивилизации. Это официально провозглашено  ООН. Данная авторитетная международная организация   объявила все третье тысячелетие урбанистическим [3].

В мире идет неуклонный рост численности городского населения,  рост численности населения каждого отдельного города, укрупнение городов, концентрация населения в крупных и крупнейших городах. Это стало    устойчивой тенденцией урбанизации последних десятилетий.

К настоящему времени 50% населения мира уже проживает в городах. К 2025 году городское население составит 2/3 общей численности всего населения планеты. По некоторым оценкам к 2030 году в городах будет жить предположительно 84% населения развитых стран [1]. Есть ряд стран, в которых подавляющая часть населения уже живет в городах (например, в Аргентине — 90%).

Сейчас половина всех жителей городов проживает  в крупных городах с населением более 500 тысяч человек [2].

В 1950 году в мире было 81 городов-миллионеров (с населением более одного миллиона человек), в конце 1980 года — около 300, сейчас – 362 города.

Следует особо отметить, что количество самых больших городов (с численностью жителей более 4-х млн. человек)  увеличивается быстрее, чем количество других городов.  В 1950 году в таких городах проживало только 10% мирового городского населения, в 1980 году — 17%, в 1998 году — 60%.

В 1950 году городов с населением 5 млн. человек было 8, сейчас их уже 40.

Растет количество сверхбольших городов с населением более 10 млн. человек (городов десятимиллионников). В 2000 году таких городов  насчитывалось 19 [1], среди них Токио (26,4 млн.), Мехико (18,1 млн.), Бомбей (18,1млн.),  Сан-Паулу (17,8 млн.),  Нью-Йорк (16,6 млн.), Лагос (13,4 млн.), Лос-Анджелес (13,1 млн.), Шанхай (12,9 млн.), Калькутта (12,9 млн.), Буэнос-Айрес (12,6 млн.), Дакка (12,3 млн.).

Согласно выводам специальной сессии Генеральной ассамблеи ООН к 2015 году число городов десятимиллионников увеличится до 23, причем, население пяти из них превысит 20 млн. человек [3].

В развитии крупных городов наметилась тенденция формирования на их основе городских агломераций – Мегаполисов. Мегаполисы – это  урбанизированные районы, наиболее крупные формы расселения, образующиеся в результате срастания большого количества соседних городов и городских агломераций. Так, мегаполис Бостон-Вашингтон имеет суммарное население около 50 млн. человек. Он включает в себя агломерацию от Нью-Йорка до Филадельфии. Токийский мегаполис, полностью занимающий побережье Токийского залива, имеет население 30 млн. человек. Это 23% от общей численности населения Японии.

Развитие урбанизации  приводит к появлению нового качественного явления — создание больших и сверхбольших городов (супергородов) нового поколения, главная особенность которых — высокая плотность застройки. Это явление определим как  суперурбанизацию (СУ). Суперурбанизация будет приводить к появлению таких супергородов, в  которых численность жителей составит не один десяток миллионов человек.

Отдельные фрагменты супергородов будущего  уже реально формируются в наше время (Сеул, Куала-Лумпур, Мехико,  Торонто, Монреаль, Шанхай, Гонконг и др.). В их облике проглядываются некоторые черты  супергородов приближающейся новой  эпохи, которую определим как эпоху  супериндустриализации [4].

Итак,  в развитии городской цивилизации на планете уже сформировались  тенденции, за которыми прослеживаются вполне определенные закономерности. Эти закономерности диктуются обстоятельствами неумолимой силы, соображениями рациональности и стремлением к достижению наивысшей эффективности выбранных способов жизнеустройства и жизнедеятельности.

ПРИЧИНЫ РОСТА ГОРОДОВ

Прежде всего, город экономит территорию, то есть сохраняет почвенный покров Земли. Так,  потребная для расселения территория городом средней этажности (5-10 этажей) уменьшается в 10 раз по сравнению с сельским типом расселения (одноэтажные дома).

Все крупные и крупнейшие города Земли (города — миллионники, их сейчас уже значительно больше 300) занимают всего какие-то доли процента поверхности Земли, а проживает в них   четвертая часть населения Земли     населения планеты.

Город экономит тепло. Только за счет сокращения тепловыделяющей поверхности наружных стен и крыш 10-этажный жилой дом сокращает тепловые потери по сравнению с одноэтажным домом в 4-5 раз.

Город экономит электроэнергию за счет сокращения потерь в линиях электропередачи для доставки электроэнергии в каждый дом, каждому потребителю.

Город экономит потребление газа за счет применения наиболее эффективных способов его использования и за счет сокращения затрат энергии на перекачку газа по газопроводу до каждого потребителя.

Людям для полноценной жизни необходимо пространство и  оно дается им в городе за счет многоэтажной застройки и интенсивного освоения подземного пространства. Вместо плоского протяженного пространства город дает объемное  пространство, пространство, простирающееся  вверх и вниз. Этим высвобождается, экономится  территория, поверхность суши как таковая. Освобождается территория Земли; экономится, сохраняется почвенный слой; сохраняется естественная природная среда.

Город также позволяет людям селиться там, где сельский способ расселения был бы невозможен, — на неудобных и непригодных для сельскохозяйственного производства территориях, в условиях сурового климата, на отвоеванных у океана, морей и болот территориях. Примером может быть наш отечественный Санкт-Петербург, построенный на болоте, в совершенно не пригодном для проживания людей месте.

Город, как бы ни критиковали его защитники и охранители природы,  больше и эффективнее, чем села,  способствует самоочищению природной среды. Именно в городах имеются реальные возможности создания мощных специальных индустриальных комплексов по очищению природной среды — станций комплексной очистки сточных вод (станций аэрации), мусороперерабатывающих заводов, пыле газоулавливающих установок и промышленных фильтров по очистке вредных веществ.

Для расселения  все увеличивающегося количества людей нужно экономить отторгаемую для градостроительства территорию, нужно экономить энергию и другие ресурсы жизнеобеспечения, общественно полезное время при обязательном обеспечении необходимых стандартов комфорта. Все это в принципе обеспечивают крупные города, Мегаполисы, городские агломерации. В еще большей степени это достигается в супергородах нового поколения. Такие супергорода  ликвидируют ряд выявившихся существенных недостатков современных мегаполисов – значительный размер территорий, отторгаемых застройкой городов у Природы, большие потери электрической и тепловой энергии на энергообеспечение, неоправданно большие потери населения на передвижение (транспортные издержки).

СУПЕРГОРОДА – ТОРЖЕСТВО КОММУНАЛЬНЫХ СИСТЕМ

Формируемые супергорода нового поколения являют собой реальное торжество коммунальной идеи жизнеустройства. В основе этой идеи – использование коммунальных (коллективных, общественных) систем жизнеобеспечения. К таким системам относятся, прежде всего, — жилье, энергоснабжение, водоснабжение и водоотведение, транспорт, бытовое и коммунальное обслуживание. Принцип коммунального обслуживания в супергородах будущего полностью вытесняет принцип самообслуживания, характерный для сельской системы расселения и патриархального образа жизни.

Города и городские агломерации — это  специальные формы проживания людей на земле,  основанные исключительно на основе коммунальных систем. Города, а особенно, крупные города (мегаполисы), городские агломерации сейчас превратились в   одни из основных и наиболее эффективных способов проживания человечества именно за счет применения коммунальных систем.  Город сам по себе уже является большой коммунальной системой, в которой общими являются все основные подсистемы жизнеобеспечения.

Таким образом, человечество стихийно, не зависимо от исповедуемой идеологии, пришло к коммунальным формам проживания в виде больших и сверхбольших городов (мегаполисов).

Именно широкое применение в городах самого принципа коммунальности обеспечило существенную экономию времени, материальных и энергетических ресурсов, создало гарантированное высокое качество и надежность всех систем бытового обслуживания.

Для того, чтобы наглядно убедиться в этом, достаточно сравнить технологию обогрева деревенского дома с помощью обычной печки на дровах и систему центрального отопления городского многоквартирного и многоэтажного дома.

Организуя в городах жилье  коммунального типа, где общими являются фундамент, крыша, все инженерные коммуникации, человечество достигает существенной экономии отторгаемой у природы территории, энергетических и минеральных ресурсов.

Используя в городах транспортные системы коммунального (общественного) типа, т.е. массовый пассажирский транспорт общего пользования, человечество существенно экономит топливо, энергию, территорию, материальные ресурсы на удовлетворение транспортной потребности.

Создавая в крупных городах коммунальные системы бытового обслуживания, люди значительно экономят общественно-полезное время, все те же материальные и энергетические ресурсы   [5].

ОСОБЕННОСТИ СУПЕРГОРОДОВ БУДУЩЕГО

Определим вначале основные особенности построения и внешнего облика супергородов, характерные для эпохи супериндустриализации (СИ).

Суперурбанизация (СУ) есть одно из направлений супериндустриального развития цивилизации будущего.  Особенности СУ определяются всеми основными составляющими СИ. Они является логическим результатам действия всех этих составляющих. Для СИ характерны следующие проявления [4]:

— глубокая индустриализация всех сфер жизнеобеспечения (жилищного хозяйства, транспорта, бытового и коммунального обслуживания, питания, здравоохранения, воспитания и образования),

— создание индустрии следующего уровня, — индустрии текущего и капитального ремонта,

— интеграция всех трех индустрий (индустрии промышленного производства, индустрии жизнеобеспечения и индустрии ремонта),

  • создание безотходных замкнутых производств, интегрированных с индустрией жизнеобеспечения,

— индустриализация проектно-конструкторской и проектно-изыскательской деятельности,

  • индустриализация организационно-управленческой деятельности — создание организационных конвейеров (потоков).

Торжество всех вышеперечисленных особенностей супериндустриализации  в итоге приводит к распространению новых форм  расселения – появлению  супергородов, супермегаполисов.

Создание супергородов, таким образом,  непосредственно вытекает из супериндустриального характера развития цивилизации.  Появление и распространение супергородов есть неизбежный результат  супериндустриализации в сфере расселения.

Что здесь и далее будет пониматься под супергородом нового поколения (СГ)? В некотором смысле современными прообразами фрагментов супергородов (СГ) будущего являются те города с численностью населения более 10 миллионов человек (города-десятимиллионники), которые характеризуются особо высокой плотностью застройки. Сейчас таких городов  насчитывается уже 19 и имеется устойчивая тенденция роста удельного веса этих городов среди всех других. Качественным отличием СГ от современных городов десятимиллионников является значительное (не менее,  чем в 5 раз) повышение плотности расселения. Это, естественно, может быть достигнуто только за счет повышения этажности зданий.

В эпоху СУ численность населения некоторых из крупнейших супермегаполисов мира в перспективе будет приближаться к сотне миллионов.

Впервые в известной нам литературе обсуждение проблем построения городов стомиллионников начал Борис Васильевич Оськин [6]. По его оценке  все сегодняшнее население Мира могло бы разместиться в 62 городах стомиллионниках, заняв территорию 62 тысячи квадратных километров, что составило бы только 0, 041% суши [6].

В настоящих рассуждениях город стомиллионник рассматривается в качестве  идеального образа города будущего, воплощения идеи супериндустриализации в области градостроительства. На примере такого идеального образа города будущего можно представить себе все основные особенности  развития суперурбанизации.

Одна из целей урбанизации, как было показано выше,  заключается в экономии территории, изымаемой у природы под градостроительство, обеспечении  компактности проживания, концентрации как можно большего количества населения на ограниченной площади. Отсюда с неизбежностью вытекает  единственно возможное направление построения городов будущего, — повышение этажности зданий, а значит, — и плотности расселения (застройки).

Итак,  первая особенность СУ,   — повышение плотности застройки за счет повышения этажности зданий и интенсивного использования подземного пространства. Средняя этажность зданий в таком городе может составить 40-50 этажей (см. на эту тему ниже).

Вторая особенность СУ,  — супергорода будущего могут создаваться и функционировать только как города с комплексно развитой градообразующей базой. Такие города не могут существовать как узкоспециализированные центры человеческой деятельности, например, как города — банковские и коммерческие центры, города — университетские или научные центры. Однопрофильные супергорода нежизнеспособны. Они просто обречены на деградацию и вырождение. Однопрофильные большие города, не производящие ничего материального, — это города-призраки, города-мифы, города-химеры.   В какой-то степени такие узкоспециализированные города могут существовать как города малого и среднего размера, да и то, —  вблизи крупных многопрофильных городов, как их города–спутники. Сам же сверхбольшой город может быть только многопрофильным.

Современный крупный город должен дать жителям полную свободу выбора для своей самореализации. Но главное,  сверхкрупный город, — это место всесторонней активной жизнедеятельности. Сфера жизнедеятельности населения должна быть самодостаточной, внутренне сбалансированной, она должна иметь все необходимое для полноценного жизнеустройства и жизнеобеспечения. Основой  жизнедеятельности крупного города может быть только производственная деятельность, деятельность в сфере материального производства, дающая людям все необходимые составляющие для сохранения и развития жизни на уровне принятого стандарта качества. Супергород, кроме этого,  должен дать своим жителям все, что необходимо для полноценной и качественной жизни – жилье, работу, отдых, все для образования, воспитания, лечения. Получая все необходимое для жизни внутри супергорода,  его обитатели теряют необходимость в  частых периодических поездках за пределы города, например для отдыха выходного дня, на дачу, на садовый участок.

Третья особенность супергородов — наличие инженерной инфраструктуры жизнеобеспечения особо высокой надежности и мощности. Сети инженерных коммуникаций современных городов не в состоянии выдержать нагрузки городов стомиллионников, они не  могут обеспечить требуемую надежность и устойчивость для своих потребителей (высотных зданий жилого, производственного и административного назначения). Именно поэтому при точечной застройке сложившихся городов зданиями повышенной этажности (высотными зданиями — «небоскребами») для таких зданий сейчас предусматриваются автономные источники энергообеспечения. Однако, автономность систем жизнеобеспечения как ведущий принцип построения высотных зданий в супергородах будущего совершенно неприемлем.

Автономность сама по себе не в состоянии обеспечить устойчивость и надежность жизнеобеспечения. Автономность принципиально не может быть обеспечена в городе в полном объеме, поскольку любая система жизнеобеспечения нуждается в ресурсах, которые сам город никогда не производил, не производит,  и производить не может. Так, автономные газотурбоэнергоагрегаты нуждаются в энергоносителях (в топливе – газе, мазуте, солярке, каменном угле). Все это нужно в места размещения этих агрегатов подавать, завозить, складировать, хранить. Чаще всего, это будет невозможно ни физически, ни организационно.  Автономные системы могут применяться как правило только в непродолжительных по времени аварийных ситуациях.

Для надежности и устойчивости жизнеобеспечения будущих супергородов нужны интегрированные, многократно резервированные, эффективно управляемые системы с большим запасом мощности. Таких систем в современных городах пока нет. От возможности их практического создания зависит и судьба супергородов будущего.

Четвертая особенность СУ — преимущественное использование для внутригородских  перевозок массового (общественного)  транспорта. Использование транспорта индивидуального пользования (личных автомобилей) несовместимо с обстановкой жизни такого супергорода. Удовлетворять  потребности в перемещении с помощью  транспортного средства личного пользования (т.е. по принципу  самообслуживания) в супергородах просто невозможно. Здесь для автомобиля индивидуального пользования не будет места ни для движения по улично-дорожной сети, ни  для стоянки (парковки).

СУПЕРГОРОД – ГОРОД БЕЗ ПРИГОРОДА

Из вышеприведенных особенностей СГ следует, что в этих городах не будет пригородов как особой урбанизированной территории, окружающей город на многие десятки километров. Это принципиальная черта формирования СГ, она существенно определяет и облик самого города, и характер окружающего город пространства, и образ жизни его жителей. Такие города при приближении к ним на наземном транспорте сразу «как будто» вырастают   стеной своих небоскребов среди естественного природного окружения и сельскохозяйственных угодий. Небоскребы таких городов будут возвышаться на фоне окружающего естественного природного ландшафта.

В таких городах не будет по существу маятниковой миграции населения. Пригородные перевозки в них будут сведены к минимуму. Это будет означать, что все, кто в традиционных городах проживал в пригородной зоне,  и каждый день перемещался на работу в город и обратно на пригородных электропоездах или на собственных автомобилях, в городах эпохи СУ будут постоянно проживать в самом городе. При реализации такой идеи все активное население прежнего пригорода «стягивается» в город и именно только сам город становится для него местом  постоянного  жительства.

Город становится для его обитателей  не только «местом жительства» или только «местом работы», но сразу всем — и местом реализации трудовой активности (местом «работы»), и местом отдыха (ежедневной рекреации), и местом, где реализуется и удовлетворяется полный спектр жизненных потребностей человека.  Городская среда здесь обеспечивает  всем его жителям одинаково высокий уровень, комфорт  и качество жизни, практически не достижимые в малых и средних городах, не говоря уже о сельской местности.

В итоге  формирования и развития  супергородов обширные пригородные районы возвращаются природе и сельскому хозяйству, восстанавливается естественный природный биологический баланс, а окрестностям города возвращается естественный исторически сложившийся пейзаж. Такой город восстанавливает исторически сложившийся ландшафт окружающей территории. Сам же город своим обликом, «как будто сразу»  возникающий стеной небоскребов, создает контраст  естетсвенно-природному окружению, демонстрирует новую, созданную разумом и трудом человека    «природу».

В супергородах нового поколения, освобожденных от обширных пригородов,  экономится общественно-полезное время населения, затрачиваемое на ежедневные поездки из пригорода в город и обратно на работу и с работы. Повышается плотность расселения внутри официальной границы города, что приводит, в конечном счете, к существенной экономии многих общественно значимых ресурсов (территории, времени, всех видов энергии и материальных ресурсов) [7].

Итак, речь идет о принципиально новой градостроительной концепции будущего, — концепции создания сети крупных и компактных узлов расселения людей на нашей планете с населением несколько десятков миллионов человек каждый (в пределе — до 100 млн.). Отмеченная концепция относится, прежде всего, к новым зонами интенсивной урбанизации, — странам Юго-Восточной Азии, Африки  и Южной Америки. В этих странах Мегаполисы уже сейчас формируются как зоны компактного проживания без обширных, окружающих Мегаполисы пригородов. При приближении к такому Мегаполису по железной дороге или на автомобиле, этот город  вырастает сразу, стеной своих небоскребов среди естественного природного окружения, среди бескрайней зелени лесов и полей.  Здесь нет бесконечных застроенных малоэтажными домами пригородов, нет уходящих до горизонта унылых «курятников» дачных и садовых участков и чертополоха безвкусных коттеджей. Иными словами, супергород будущего представляется как  город без пригорода, город, органически встроенный в естественное природное окружение. Такой город предельно экономно использует территорию Земли. Он отторгает под застройку минимально необходимую площадь и стремится оставить в неприкосновенности естественный ландшафт, плодородные земли, уникальный растительный мир.

Наличие обширных окружающих город пригородных зон с малоэтажной застройкой можно рассматривать в качестве явного показателя низкой эффективности реализуемой на практике градостроительной политики. Это проявление несбалансированности развития градообразующей базы с ростом населения, жилья и сферы обслуживания. Наличие обширных пригородов указывают на вопиющие диспропорции в развитии города и всех его составляющих.

Идея формирования  застройки СГ без пригорода (супергород нового поколения как компактный, концентрированный градостроительный узел, город без пригорода)  имеет ряд существенных преимуществ по сравнению с традиционной стратегией урбанизации, характерной для современных мегаполисов.

Во-первых, существенно экономится территория, восстанавливается естественный экологический баланс.

Во-вторых, снижаются потери всех видов энергии на снабжение ресурсами жизнеобеспечения [7].

В-третьих, сокращаются транспортные издержки населения ввиду исключения так называемых ежедневных пригородных перевозок на работу в город и обратно (маятниковая миграция).

Наконец, в-четвертых, облегчается решение транспортной проблемы супергорода в сфере внешних (магистральных) перевозок. Внешний транспортный узел освобождается от пригородных перевозок и начинает работать исключительно по своему прямому назначению — осуществлению магистральных перевозок дальнего следования. Автомобильные дороги, связывающие СГ с окружающим пространством, освобождаются от массы автомобилей, перевозящих своих владельцев из пригородных особняков, коттеджей, вилл в город на работу и обратно. Эти дороги начинают выполнять свою основную функцию, — функцию магистральных транспортных артерий, рассчитанных на скоростное движение автомобилей.

Супергорода будущего (СГ), о которых идет речь в настоящей работе, должны ликвидировать  главный недостаток современных крупных городов. Он заключается в  территориальной разбросанности, большой протяженности застройки, «размытости» границ города, неукротимой экспансии мегаполиса на окружающую незастроенную территорию. Современные мегаполисы «расплываются» по окружающей территории, они окружаются по всей своей периферии большими по занимаемой площади пригородами. Эти пригородные зоны застроены, как правило, малоэтажными домами. Вокруг каждого индивидуального дома, расположенного в пригородной зоне, часто присутствует так называемый «приусадебный участок». Эти дома (особняки, коттеджи, виллы) занимают вместе со своими приусадебными участками и хозяйственными постройками значительную территорию. В итоге, средняя плотность застройки всей выделенной урбанизированной территории (собственно город вместе с пригородной зоной) резко падает. Теряется главное достоинство города,  – компактность застройки, высокая плотность заселения, существенная экономия территории (географического пространства).

Значительная часть застройки пригородной зоны, как правило,  обеспечивается некоторыми видами систем жизнеобеспечения, характерными для города, (водопровод, канализация, газификация). Но протяженность инженерных систем коммуникации относительно каждого жителя здесь получается выше, чем в городе. Это означает рост относительных потерь на доставку коммунальных услуг каждому жителю.

Часть пригородной застройки бывает не оборудована коммунальными удобствами, поэтому проживание в таких домах не обеспечивает тот комфорт, то  качество и удобство жизни, которое характерно для города. В таких домах сохраняется автономная организация всех систем жизнеобеспечения. Домовладение в пригородной зоне оказывается устроенным по патриархальному принципу самообслуживания. В нем организуется свой автономный источник водоснабжения (колодец, артезианская скважина), своя система утилизации сточных вод (выгребные ямы, компостные ямы), своя система отопления. Таким образом, работающие на предприятиях города жители города и его пригородов, находятся по отношению к постоянным жителям города в неравных условиях по уровню бытового и коммунального обслуживания. Это признак социальной несправедливости и потенциальный источник социальной напряженности. Это искажает один из основных принципов организации городской жизни, – достижение для ВСЕХ жителей  определенного стандарта жизнеобеспечения, принятого единого уровня комфорта.

Географическая удаленность города от сельской местности, наоборот, больше оберегает эту же сельскую местность от демографического давления, от городской скученности и тесноты. Город оберегает эту сельскую местность. Если бы город за счет распространения своего обширного пригорода превратился в почти сплошную одноэтажную застройку, то зеленых пространств стало бы меньше. Было бы утрачено основное преимущество городской организации жизни, а самой природе был бы нанесен непоправимый ущерб.

ОБРАЗ ЖИЗНИ ОБИТАТЕЛЕЙ СУПЕРГОРОДОВ

Изложенная выше структура расселения СГ (города без пригорода) предполагает принципиальное изменение всего образа жизни горожанина. Постоянный обитатель супергорода по необходимости должен организовывать, устраивать свою жизнь не так, как житель небольшого или среднего города и, даже не так, как житель современного разбросанного по территории мегаполиса. Из образа жизни обитателя супергорода по необходимости уйдут все элементы патриархальной (сельской) организации жизни, которые по-прежнему еще присутствуют в образе жизни населения современных городов и мегаполисов.

Характерная черта патриархального жизнеустройства, вызванная сельским образом жизни, — ориентация на преимущественную автономность жизнеобеспечения. Каждая семья здесь, создавая для себя обособленное домовладение, самостоятельно заботится о своем жилище, заготавливает запасы продуктов, организует питание, самостоятельно решает свои транспортные проблемы за счет использования индивидуальных видов транспорта (лошадь, повозка, экипаж, велосипед, мотоцикл, автомобиль, трактор), самостоятельно решает весь комплекс бытовых проблем.

Для большинства жителей современных крупных российских мегаполисов (например, — Москвы) характерно обладание так называемым распределенным жильем [8], – городской квартирой, гаражом  и дачей. Отсюда с неизбежностью возникает  жизнь на два дома, с принципиально разными системами организации жизни, — городской и сельской. Для горожан стали  обычными с весны до глубокой осени регулярные (еженедельные) поездки на дачу, садовый участок и обратно. Это  по необходимости  устанавливает и свой специфический баланс времени, и схему распределения хозяйственной активности, и структуру семейного бюджета. Современные россияне мечутся между квартирой, дачей и гаражом. По выражению С. Кордонского  [8], «отдыха как такового вообще не существует, вместо отдыха есть смена рода деятельности или дачный загул,  – с баней, водкой, дракой и другими развлечениями очень уставших людей».

Образ жизни горожанина крупного мегаполиса Западного мира (Западная Европа, США) отличен от российского. Существенная часть официальных горожан здесь не живет собственно на территории города. Состоятельные люди в своем подавляющем большинстве живут в загородных домах и перемещаются в город на собственном автомобиле. Пригородная зона, застроенная отдельными, большей частью малоэтажными,  особняками, занимает значительную часть территории, условно причисляемой к территории большого города (Большой Лондон, Большой Нью-Йорк). Часть периферийных районов таких городов занята так называемыми трущобами, — зонами расселения маргинальных слоев населения, проживающих в домах с низким качеством коммунального и бытового обслуживания.

В супергородах  будущего, в отличие от современных крупных мегаполисов,  его обитатели живут, работают и отдыхают в границах собственного супергорода.

При такой концепции заселения и образа жизни существенно меняется структура пассажирских потоков внешних транспортных узлов СГ.   Устраняются ежесуточные пригородные перевозки маятниковых мигрантов, увеличивается удельный вес сезонных перевозок на дальние расстояния и, весьма вероятно, вырастут перевозки выходного дня на средние расстояния (до 600-800 км.).

Проживание в особняках распределенного пригорода современного мегаполиса приводит к необходимости большинству этих жителей решать свои транспортные проблемы за счет самообслуживания, т.е. путем использования автомобилей индивидуального пользования. Когда множество таких автомобилей начинает перемещаться по направлению к городу и обратно, возникают всем известные заторы (пробки) и все негативные проблемы, с ними связанные. Наплыв автомобилей в центральные районы города вызывает пробки еще большего масштаба и продолжительности. В результате полностью утрачивается главное преимущество крупного города, – минимизация транспортных потерь времени.

Жить в  городе небоскребов, супергороде нового поколения,  таким же образом, как и в обычном городе с панельными пятиэтажками, где есть лоджии и  балконы, во дворах домов чистят ковры,  играют дети, стоят личные автомобили и выгуливают собак,  будет невозможно.  Город небоскребов будет диктовать свои достаточно жесткие требования к технологии и организации жизнеобеспечения [5]. Супергород с небоскребами по необходимости станет «великим уравнителем» для всех его жителей в сфере быта и домашнего хозяйства.

Патриархальные технологии самообслуживания будут в СГ естественным образом вытесняться индустрией бытового обслуживания. Даже если традиционные технологии самообслуживания станут широко использовать достижения  индустриализации, они все равно не в состоянии конкурировать с новой индустрией быта, которую принесет с собой город небоскребов.

ЧИСЛЕННОСТЬ И ПЛОТНОСТЬ  ГОРОДСКОГО НАСЕЛЕНИЯ

Показателем концентрации проживающего населения в городах является плотность населения, т. е.  количество проживающего населения (в тысячах человек) на единицу официальной площади города (на квадратный километр площади).  Для СГ будущего будут характерны большие величины этой плотности.  Именно по значениям этой плотности проживания и застройки можно супергорода будет отличить от просто сверхбольших городов и мегаполисов нашего времени.

Плотность населения в Москве сейчас 7,9 тысяч человек на один кв. километр. Это не самая большая плотность для современных мегаполисов.   Плотность населения в Париже — 32 тысячи жителей на один кв. километр, в Гонконге — 25 тысяч, Нью-Йорке — 13,2. Эти цифры касаются средней плотности расселения по всей территории города. По отдельным зонам плотность может существенно отличаться от средней величины. Так, в центре Москвы плотность населения составляет 16 тысяч человек на кв. км., т.е. столько же, сколько в Токио [6]. Наибольшая плотность населения отмечается в таких городах, как Лагос и Джакарта [1]. Здесь эта плотность превышает 40 тысяч человек на кв. км. [9]. Но в этих городах такая плотность достигается не за счет повышения этажности с сохранением необходимого городского стандарта качества жизни, а за счет скученности населения, которое ютится в трущобах, таких, как фавелы в городах Бразилии   (Сан-Паулу и  Рио-де-Жанейро).

В условиях СУ потенциально может быть достигнута плотность населения, значительно превышающая величину 40 тысяч на кв. км., но при этом всем жителям будет гарантирован требуемый комфорт и удобство проживания согласно принятым мировым нормам. Города стомиллионники могут по предварительным оценкам иметь плотность расселения до 100 тысяч жителей на один квадратный километр площади. При достижении такой плотности, например, на территории современной Москвы может быть размещено около 100 млн. человек, т.е. две трети населения сегодняшней России.

В таблице 1 даются взятые из [1]  показатели численности населения некоторых крупнейших городов мира.

Таблица 1.

Население крупнейших городов Мира [1]

 

№ п\п Город Страна Население на

1994 год

Прогноз численности населения на 2015 год
 

1.

Осака-Коба-Киото Япония 10 585 000 10 600 000
2. Джакарта Индонезия 11 017 000 21 200 000
3. Сеул Южная Корея 11 451 000 13 100 000
4. Калькутта Индия 11 485 000 17 600 000
5. Пекин Китай 12 030 000 19 400 000
6. Лос-Анжелес США 12 232 000 14 300 000
7. Мумбаи Индия 14 496 000 27 400 000
8. Шанхай Китай 14 709 000 23 400 000
9. Мехико Мексика 15 525 000 18 800 000
10. Сан-Паулу Бразилия 16 271 000 20 800 000
11. Нью-Йорк США 16 271 000 17 600 000
12. Токио-Йокохама Япония 26 518 000 28 700 000

 

НЕБОСКРЕБЫ – ОСНОВНОЙ ТИП ЗДАНИЙ СУПЕРГОРОДОВ

Единственный путь повышения плотности застройки городов — это повышение этажности зданий. Современные города, как правило, застроены зданиями разной этажности. Так, город Москва сейчас застроен домами  от одного до сорока этажей. По оценке Б.В. Оськина средняя этажность Москвы составляет сейчас 14 этажей [6], что соответствует высоте над поверхностью земли в 50 метров.   Это высота освоенного для проживания в городе пространства (обитабельного пространства). По расчетам Б.В. Оськина,  человечество может освоить для комфортного проживания пространство над поверхностью земли высотой до 1000 метров. Это соответствует зданию в 350-400 этажей.

Супергорода со зданиями повышенной этажности и высокой плотностью застройки будут, по всей вероятности, появляться в  странах с большой плотностью населения, интенсивно развивающимся производством при остром дефиците площадей с плодородным почвенным слоем, выделяемым для сельского хозяйства. Это, в основном, страны Юго-Восточной Азии, Ближнего и Среднего Востока.

Доступные сведения по высотным зданиям позволяют составить представления об их высоте и этажности. Высота небоскребов указывается чаще всего с высотными надстройками (шпилями, телевизионными башнями). Это вызвано существующей в градостроительстве атмосферой соревнования в достигнутой высотности возведенных зданий.

В среднем  практика реального строительства высотных зданий дает следующие данные: 80-этажный дом имеет высоту в 200 метров, 250- этажный дом  может иметь высоту 600 метров.

В Дубаи построено здание в 160 этажей высотой 700 метров («Burj Dubai»). В составе шести высоток, которые предполагается построить в этом городе к 2015 году, будет и небоскреб высотой 180-200 этажей («Al Burj»). В Абу-Дабе планируется построить гостиницу-небоскреб высотой в 800 метров с количеством этажей — 300.

Из спроектированных на бумаге небоскребов пальму первенства по высотности имеет небоскреб X-Seed, разработанный японской фирмой Taisei [10]. Высота небоскреба достигнет 4 км. В нем будет проживать от 500 тысяч до 1 млн. человек.

В Москва-Сити (в районе Нового центра) для Мэрии и Правительства Москвы строятся небоскребы комплекса «Федерация»,  состоящего из двух башен «Восток» и «Запад» высотой соответственно в 93 этажа и  62 этажа. Высота самой высокой башни «Восток» составит 354 метра, а со шпилевой частью — 448 метров. Это будет самая высокая башня в Европе (приводимые по комплексу данные взяты из сайта. [11).

При общей площади застройки комплекса «Федерация» в 10 000 кв. м.,  он будет иметь суммарную полезную площадь помещений в 423 000 кв. м. Это означает, что коэффициент использования городской территории составит для этого комплекса 42,3.

Общая площадь всех офисных помещений в обеих башнях и в стилобатной части составит 189 800 кв. метров, в них можно разместить не менее 40 тысяч человек. В гостиничных номерах комплекса при их общей площади 103 тысячи кв. м. может быть размещено не менее 5 тысяч человек. В апартаментах комплекса, имеющих общую площадь 78 500 кв. м., может быть поселено не менее 3-х тысяч человек. Таким образом, всего на территории комплекса «Федерация» может одновременно поместиться 48 тысяч человек.

Самая высокая башня в Европе появится недалеко от башен комплекса «Федерация», — это высотное здание «Россия». Это будет комплекс из 3-х объединенных башен высотой 640 метров с количеством этажей 120.  Площадь всех помещений башен при занимаемой территории застройки в 2,4 га составит 400 тысяч кв. метров. Таким образом, для данных строений коэффициент использования территории города составит 16,8.

Распространяя (чисто гипотетически)  плотность расселения комплекса «Федерация» на всю территорию города,  получим  плотность заселения территории воображаемого супермегаполиса в 4 800 тысяч человек на один квадратный километр (т.е. 4 млн. 800 тысяч человек на кв. км.). При такой плотности заселения на территории современной Москвы может быть поселено 4 миллиарда 800 млн. человек. Это все население Китая, Индии, Японии, всей Юго-Восточной Азии и России.

Если же  застройку новыми домами такой же этажности (60-100 этажей) провести в пределах площади фундаментов существующих зданий (это около 20 кв. км., или всего 1/50 часть территории города), то население Москвы может быть увеличено не менее, чем в 10 раз, т.е. оно может составить 90-100 млн. человек (вот он город стомиллионник). Это больше половины населения РФ. Конечно, это чисто гипотетические оценки, которые только позволяют показать теоретически возможный потенциал расселения при суперурбанизации.  Реальных перспектив превращения Москвы в Супермегаполис, как будет показано ниже, не существует.

ВЫСОТНОСТЬ ЗДАНИЙ И ПЛОТНОСТЬ РАССЕЛЕНИЯ

Рассмотрим специально соотношения между высотностью зданий и достижимой плотностью застройки территории. Увеличение плотности застройки за счет повышения этажности зданий имеет определенные ограничения, а соотношение между этими двумя величинами не является таким простым, как представляется. Рост этажности зданий затрудняет их естественную  освещенность, создает явления, называемые «каменными джунглями». Скученные небоскребы могут вызвать у жителей гнетущее настроение от созерцания глубоких колодцев, в которых с трудом пробивается солнечный свет  и едва проглядывается небо. Общепринятое требование  обеспечения необходимой естественной освещенности заставляет при застройке оставлять определенные расстояния между зданиями. Чем выше дома, тем дальше они должны отстоять друг от друга. Это является ограничивающим фактором в стремлении повысить плотность расселения за счет повышения этажности. В работе [7] было показано, что стремление повысить плотность застройки за счет повышение этажности имеет определенное ограничение. Соотношение между средней плотностью заселения территории некоторого условного города, т.е. среднее количество постоянно проживающих жителей на одном квадратном километре территории (в тыс. человек на кв. км.)  Рн и средней этажностью зданий N имеет определенный оптимум (см. рис. 1).  На приводимом ниже рисунке (рис. 1) показана зависимость средней величины свободной от застройки территории города, приходящейся на одного человека s, от этажности зданий. Этот показатель определяет в некоторой степени комфортность существования человека на застроенной территории. Эта территория выделяется для устройства тротуаров, пешеходных дорожек, скверов и площадей, спортивных и детских площадок.

Рис. 1.

Зависимость плотности заселения Рн и свободной площади на одного жителя s от средней этажности зданий N

Обозначения:

_________Плотность заселения Рн (тысяч жителей на один кв. километр площади городской территории)

_________ S (свободная площадь на одного жителя, в кв. метрах на одного жителя)

Как видно из приведенных графиков, зависимость Рн от N имеет явно выраженный максимум. Таким образом, при соблюдении принятых правил инсоляции за счет только повышения этажности не удается безгранично повышать плотность расселения. Дальнейшее повышение величины этой плотности может быть достигнута путем снижения требований по инсоляции или за счет применения специальных градостроительных решений. К таким решениям можно отнести

  • группировку нескольких высотных зданий в компактные комплексы, внутри которых применяются более ограниченные требования по инсоляции (здания размещаются ближе друг к другу),
  • формирование высотных комплексов из нескольких разно этажных зданий,
  • применение специального функционального зонирования многоэтажных зданий по высоте.

Последнее решение, в частности, может заключаться в том, что на нижних, менее освещенных естественным светом этажах, могут размещаться производственные или офисные помещения, а на более высоких, лучше освещенных  этажах, могут размещаться жилые помещения.

ХОЗЯЙСТВЕННЫЙ ПРОФИЛЬ СУПЕРГОРОДОВ

Супергорода, которые  появятся в период СУ, будут по своему «хозяйственному профилю» неизбежно комплексными. Сейчас большинство городов мира имеют свой собственный более или менее ярко выраженный «хозяйственный профиль». Есть города — столицы, промышленные города, города — банковские и торговые центры. Города эпохи СУ будут по своей ориентации, по структуре основной деятельности  их населения многопрофильными. Именно многопрофильность, комплексность и взаимная сбалансированность градообразующей базы может оправдать в социальном и экономическом смысле создание супергорода.

Многопрофильность промышленности супергорода позволит организовать замкнутые, безотходные комплексы производств, обеспечивающие максимальную экономическую эффективность. В таких комплексах производств будет возможно не только минимизировать потребление энергетических и материальных ресурсов, но и свести к минимуму все необходимые транспортные издержки.

В таких супергородах будут созданы необходимые условия для удовлетворения всех основных потребностей его жителей. Здесь будет все для жизни, работы, учебы, лечения и отдыха людей. Принципиально важно, что в таком городе должна существовать современная и развитая система рекреации, т.е. отдыха и развлечения для его жителей, чтобы не возникала острая необходимость еженедельного выезда на отдых за пределы города. Все необходимое для полноценного отдыха должно существовать в самом городе. Это не значит, что жители города будут обречены на принудительное затворничество в стенах своих небоскребов. Развитая сеть линий магистрального транспорта, которыми СГ будет связан с другими городами, регионами и частями света позволят любому жителю СГ без труда объехать весь мир, выезжать на отдых в любую точку мира, свободно путешествовать по миру.

Комплексность, возможно, будет касаться не только городов в целом, как законченных урбанизированных регионов, но и отдельных высотных зданий или комплексов таких зданий, которые будут составлять основу застройки новых супергородов. Эта тенденция начинает устойчиво проявляться в новых застройках современных городов, в частности, в Москве. Часто новые здания выполняются как административно-жилые, торгово-административные или другие комплексные здания. В этих зданиях совмещаются в рамках одного строения помещения разных функциональных назначений — жилые, административные, производственные, гостиничные,  торгово-развлекательные.

Это позволяет существенно экономить время населения и создает для него дополнительные удобства. В одном доме можно жить, учиться, работать, лечиться  и удовлетворять свои культурно-бытовые потребности. Это снижает нагрузку на городской транспорт, снижает потери от транспортной усталости населения, повышает качество и эффективность труда, повышает комфортность проживания.

В каждом доме (высотной башне или группе башен) может быть размещены:

места приложения труда (офисы — институты, КБ, проектные организации, органы управления),

учреждения образования и воспитания (детские сады, школы, институты, техникумы),

учреждения обслуживания (рестораны, кафе, магазины, предприятия бытового обслуживания),

гостиницы,

общежития временного проживания,

предприятия отдыха и развлечения (кинотеатры, театры, клубы, спортивные клубы, бассейны),

жилые помещения разной степени комфортабельности.

ТРАНСПОРТ СУПЕРГОРОДОВ НОВОГО ПОКОЛЕНИЯ

Представить себе город стомиллионник, в котором каждый второй житель имеет собственный автомобиль и на этом автомобиле передвигается по городу, просто невозможно. Подобный город существовать не может. Во-первых, в таком городе только для парковки этого количества автомобилей требуется площадь, примерно равная его суммарной жилой площади. Где бы и как бы ни хранить автомобили (в подземных автостоянках, многоэтажных гаражах-штабелерах),   необходимого для этого места в городе просто не будет. Во-вторых, при таком количестве автомобилей все транспортные магистрали будут полностью забиты автомобилями и город просто встанет. Если в городе Москве при плотности улично-дорожной сети 4,5 км. на кв. км. городской территории и количестве автомобилей 350 на тысячу жителей ситуация на дорогах критическая, то трудно представить, что будет, если количество автомобилей и жителей при той же площади города вырастет в 10 раз. Именно такое повышение плотности застройки можно ожидать в ситуации суперурбанизации и повышения высотности зданий.

Наконец, в-третьих, автотранспорт в городе с такой плотностью создаст совершенно невозможные экологические условия. Известно, что автотранспорт дает 93,7% в общем объеме выбросов вредных веществ в атмосферу. Это основной источник загрязнения атмосферного воздуха городов. Транспорт супергорода будущего по необходимости должен быть экологически чистым (т.е. электрическим) и, по возможности, — внеуличным.

Рекреационная ценность свободной от застройки территории супергорода будет непрерывно возрастать. Такая территория будет, прежде всего, использоваться для устройства озелененных зон ежедневного отдыха (скверов, садов, парков), для организации детских и спортивных площадок. Отводить такую территорию под улично-дорожную сеть для движения транспорта нужно будет только в случаях крайней необходимости. Транспорт в таком городе будет по необходимости уходить с поверхности земли. Он будет, в основном, внеуличным и массовым — метрополитен, эстакадный (скоростной трамвай, троллейбус). Не исключено, что получат широкое распространение новые виды внеуличного транспорта, наиболее приспособленные для условий супермегаполиса. К такому типу транспорта относится, например, струнный транспорт (транспорт Юницкого)  [12].

Известно, что все виды массового транспорта (МТ) требуют в 5-7 раз меньше энергозатрат, чем легковой автомобиль индивидуального пользования (ИТ) [13]. Меньше всего энергозатрат требует рельсовый транспорт (железнодорожный, метрополитен, трамвай), поскольку для этого вида транспорта минимальным оказывается сопротивление движению. К таким же показателям приближается струнный транспорт.

В супергородах будущего, имеющих высокую плотность населения и состоящих из высотных домов, транспортная инфраструктура будет существенно отличаться от традиционной. Эта инфраструктура по необходимости станет многоярусной.

В структуре перевозок супермегаполиса выделятся три крупных транспортных яруса (горизонта) — подземный, наземный и надземный.

Подземный горизонт (метрополитен) может быть представлен несколькими ярусами: традиционная сетка метрополитена, скоростное экспрессное метро глубокого заложения, легкое метро. Рациональным станет устраивать вход в подземные вестибюли метрополитена из помещений высотных зданий (или комплексов высотных зданий) через их стилобатные блоки. В идеале каждый небоскреб будет иметь свой вход в действующую сеть метрополитена.

Наземный горизонт городского транспорта будет включать уличный транспорт (такси, специальный транспорт, служебный транспорт) и массовый транспорт (скоростной трамвай, автобус) на обособленной полосе движения, включая мосты, эстакады,  тоннели и выемки.

Горизонт надземного транспорта может также включать несколько ярусов – ярусы эстакадного, струнного или  канатного транспорта. Между отдельными высотными зданиями могут устраиваться  пешеходные крытые галереи,  оборудованные эскалаторами, травалаторами или движущимися тротуарами.

Значительное место в транспортной инфраструктуре СМП займет вертикальный транспорт. Лифтовое хозяйство высотных зданий организует транспортную магистраль вертикальных перемещений в здании, а также составляет важный элемент конструкции всего здания. Большая высотность зданий требует организации определенного числа лифтов большой грузоподъемности и емкости [14]. В таких зданиях предусматривается несколько групп лифтов и лифтовых холлов. Лифты обычно делятся на обычные и скоростные.

Оценим на примере вышеуказанного комплекса «Федерация» очень важные для таких высотных зданий возможности вертикального транспорта (лифтов), которым будет оборудоваться данный комплекс.  Башня «Восток» будет иметь 36 лифтов, башня «Запад» — 17 лифтов. Таким образом, на каждый лифт в среднем приходится  900 человек, размещаемых в данном комплексе. Если вместимость лифта составит 12 человек, то для единовременной перевозки всех 900 человек лифту потребуется 75 поездок.  При среднем обороте лифта в 1 минуту для развоза всех пассажиров потребуется 1 час 15 минут. Положим, из апартаментов башни «Восток» требуется экстренно эвакуировать всех жителей (1 900 человек), то для этого всем 36 лифтам потребуется сделать 4,4 ездки, или не более 5 минут.

Все лифтовое хозяйство комплекса обеспечивает пассажиропоток в 38,4 тысяч человек в час, что сопоставимо с пассажиропотоком отдельных линий метрополитена.

В городе Мельбурн (Австралия) стоит самый большой на сегодня жилой дом-небоскреб в 90 этажей высотой в 300 метров. Скоростные лифты в этом здании обеспечивают подъем на последний этаж за время в 40 секунд (скорость движения лифта — 450 метров в минуту, или 27 км. в час). Это не самые скоростные лифты небоскребов. В указанном в таблице 2 высотном здании в столице Тайваня («Тайбей-101») лифты имеют скорость 63 км. в час, что позволяет им поднять посетителей на 89-ый этаж за 39 секунд.

РАЗМЕЩЕНИЕ СУПЕРГОРОДОВ БУДУЩЕГО

Где могут в будущем размещаться супергорода, какие требования предъявляет супергород  к системам своего жизнеобеспечения и как он будет воздействовать на окружающую природную среду?

Начнем с систем жизнеобеспечения СГ. Важнейшими среди систем жизнеобеспечения любого города являются  инженерные системы, среди которых  выделяются системы энергообеспечения (электро- и тепло- обеспечения), системы водоснабжения и водоотведения. Для супергородов будущего требования к мощности, устойчивости работы, надежности и безопасности этих систем становятся также супервысокими.

Оценить количественные показатели систем жизнеобеспечения супергородов будущего можно, например, путем экстраполяции  показателей такого города, как Москва,   на возможную численность населения СГ.

Город Москва сейчас обеспечен мощностью электроснабжения в обычные периоды 15,6 млн. квт, а в пиковые — 16,4 млн. квт. Это означает в среднем обеспечение одного жителя электрической мощностью в объеме 1,5-1,6 квт. Высотное стоэтажное здание с количеством жителей 10 тысяч потребует для обеспечения функционирования мощности 16 тысяч квт (16 Мвт).  Город стомиллионник потребует для  энергообеспечения примерно 160 млн. квт мощности. Это более чем в три раза превышает сегодняшнюю суммарную мощность всех гидроэлектростанций России (45 млн. квт). Сегодняшняя степень освоения наличных гидроресурсов РФ составляет 20%, таким образом,  всего объема гидроресурсов РФ при их полном освоении едва хватит на снабжения двух городов стомиллионников. При средней мощности одной тепловой электростанции конденсационного типа (ГРЭС)  в 4,5 гигаватт (4,5 млн. квт) для снабжения одного такого города стомиллионника потребуется не менее 35 подобных электростанций.

Таким образом, проблема энергоснабжения супермегаполиса является исключительно сложной.  Ее решение требует качественного скачка в развитии всей электроэнергетики. Необходимо будет создавать  экономичные электростанции разных типов (теплоэлектроцентрали, тепловые электрические станции конденсационного типа, атомные электростанции) особо большой мощности (более 10-20 млн. квт) и осуществлять электроснабжение города по комплексной схеме. Всю тепловую и часть электрической энергии, вероятно, нужно будет производить на собственных электростанциях супермегаполиса (тепловых и атомных). Оставшуюся часть электроэнергии нужно будет получать по линиям электропередач от удаленных тепловых, атомных и гидроэлектростанций, включенных в единую энергосистему.

Можно ожидать, что к предполагаемому сроку создания городов стомиллионников будет решена проблема производства электроэнергии на атомных электростанциях нового поколения, использующих замкнутый ядерный топливный цикл на основе реакторов на быстрых нейтронах.

Создание автономных систем энергообеспечения для отдельных высотных зданий (небоскребов) на постоянной основе неэффективно, бессмысленно и бесполезно. Кроме того, это просто нереализуемо в условиях массовой высотной застройки. Автономные системы, например, на базе газотурбоэнергоагрегатов могут быть использованы только в аварийном режиме. Ведь все эти автономные системы энергоснабжения нуждаются в топливе (газ, мазут, солярка, уголь). Таким образом, надежность работы этих автономных энергоагрегатов будет определяться надежностью систем снабжения топливом. Из перечисленных видов топлива реально единственно приемлемым для питания автономных энергоагрегатов является газ. Для обеспечения устойчивого снабжения газом этих агрегатов в городе необходима развитая сеть газопроводов высокого и среднего давления. Само по себе это достаточно сложная техническая задача. Главное же, что сделает невозможным широкое распространение автономных энергоагрегатов в СМП – прогнозируемое скорое исчерпание запасов природного газа. В такой ситуации главным видом топлива в тепловой энергетике станет уголь. Но уголь как топливо для автономных энергоагрегатов, распределенных по всей территории города, является для условий города совершенно неприемлемым как ввиду очевидных экологических ограничений, так и из-за громоздкости и неудобства регулярной доставки и хранения запасов угля.

Не меньшую сложность представляет проблема водоснабжения и водоотведения для супермегаполиса. Для иллюстрации этой сложности опять воспользуемся приемом экстраполяции данных водопотребления Москвы на ситуацию города стомиллионника. По данным [15] суточное потребление города Москвы в 1994 году составило 6,5 млн. кубических метров при официальной численности населения в 8,5 млн. человек (среднее условное водопотребление на человека — до 800 литров в сутки). Если принять среднее душевое водопотребление 500 литров, то для стомиллионника получаем суточное водопотребление 50 млн. кубометров. Это более, чем в  пять  раз превышает суточный сток  Москва реки. По этому показателю город Москва не имеет никаких шансов в будущем превратиться в Супермегаполис с населением порядка 100 миллионов.

Поскольку для крупных городов  реальным источником водоснабжения являются воды поверхностного стока (крупные озера, водохранилища, наполняемые реками или водозаборы крупных рек), то супергорода будут возникать на базе сегодняшних городов, расположенных по берегам крупных рек, озер, либо вблизи от  них. Не выгодно располагать такие города в верховьях и даже в среднем течении рек. Ведь при таком размещении супергорода,  сточные воды, сбрасываемые в реку даже после совершенных систем водоочистки, будут существенно влиять на экологию этих рек на всем  нижнем течении вплоть до устья рек.

Наиболее перспективными и рациональными для выбора мест размещения СМП являются устья этих рек, вблизи берегов морей и океанов.  В пользу этой точки зрения говорят следующие соображения. Расположение вблизи берегов океанов и морей облегчает решение транспортной проблемы сбыта готовой продукции предприятий градообразующей базы и поставок необходимых материалов, сырья, товаров и оборудования для жизнедеятельности города. Отведение использованных и очищенных сточных вод супергорода через устья рек сразу в воды моря или океана является наиболее экологически обоснованным решением, учитывая высокую биологическую активность морских вод по освоению стоков.  Исключается возможность попадания возможных элементов загрязнения сточных вод в системы водоснабжения расположенных ниже по течению городов и других населенных пунктов.

Города, расположенные в устьях крупных рек, будут стягивать к себе производство, расположенное в бассейне этих рек, и население, проживающее  здесь, в том числе и выше по течению, что будет благоприятно в экологическом смысле  сказываться на ситуации во всем регионе. Во всем бассейне реки восстановится естественная природная среда, что в свою очередь повысит питьевое качество воды в устье рек, используемой, в том числе и в системе водоснабжения супергорода.

В приводимой ниже таблице 2 приводятся в качестве иллюстрации данные по некоторым крупным рекам мира и городам, расположенным  вблизи их устья, где в перспективе могут формироваться супергорода нового поколения. Данные по стокам (расходам) рек взяты из [16].

Таблица 2.

Некоторые крупные реки Мира и города в их устье — возможные площадки для формирования супермегаполисов стомиллионников

 

№ п\п Континент Страна Река Величина расхода

куб. метров в секунду

Город

вблизи устья

Доля в общем объеме расхода, отбираемая для водоснабжения стомиллионного города
1. Европа РФ Волга 7719 Астрахань 0,029
2. Европа РФ Дон 935 Ростов-на-Дону 0,24
3. Европа РФ Нева 2530 Ленинград 0,091
4. Европа РФ Сев. Двина 3490 Архангельск 0,066
5. Европа Украина Днепр 1700 Херсон 0,135
6. Европа Румыния,

Молдавия

Дунай 6430 Измаил 0,035
7. Европа Польша Висла 1030 Гданьск 0,224
8. Азия РФ Амур 10900 Николаевск-на-Амуре 0,021
9. Азия КНР Янцзы 34000 Шанхай 0,0068
10. Азия КНР Хуанхэ 1500 Тяньцзинь 0,154
11. Азия Вьетнам Меконг 14800 Хошимин 0,0156
12. Азия Мьянма Салуин 5700 Моутама 0,040
13. Азия Ирак Ефрат 840 Басра 0,275
14. Азия Индия

Бангладеш

Ганг 13000 Калькутта

Дакка

0,0177

0,0177

15. Африка ОАЕ Нил 2600 Каир 0,089
16. Африка Конго Конго 39000 Киншаса 0,0059
17. Африка Нигерия Нигер 12000 Порт Харкорт 0,019
18. Африка Мозамбик Замбези 1600 Шинде 0,144
19. Сев. Америка США Миссисипи 19000 Новый Орлеан 0,012
20. Сев. Америка Канада Св. Лаврентия 14000 Торонто

Монреаль

0,0165

0,0165

21. Южная Америка Бразилия Амазонка 220000 Сантерен 0,001
22. Южная Америка Бразилия Токантинс 16800 Тукуруй 0,0137
23. Южная Америка Аргентина Парана 17500 Буэнос- Айрес 0,0132
24. Южная Америка Аргентина Риу-Негру 29300 Ведма 0,0079
25. Южная Америка Венесуэла Ориноко 29000 Тукупита 0,0079

 

Приведенные в таблице данные показывают, что существующие естественные источники водоснабжения обладают достаточным резервом мощности, чтобы обеспечить водоснабжение супергородов будущего.  В выделенных узлах СУ может в перспективе проживать основная часть населения планеты. Так, только в выделенных в таблице пяти супергородах Южной Америки может проживать население, более чем в 1,5 раза превышающее настоящее население всех стран этого континента.

Рассматривая весь мировой процесс урбанизации, можно констатировать, что ускоренными темпами идет процесс так называемой «приморской урбанизации» 17], определяющий явный сдвиг населения к океану. К началу 21 века в пределах приморской зоны концентрировалось 45% городов мира с населением более 100 тысяч человек.  В пределах 200-километровой приокеанической зоны сконцентрировано 65% всех городов-миллионеров Земли, в том числе более 80% городов с населением болеем 3 млн. человек. Важнейшие мегаполисы Мира тоже тяготеют к побережьям морей и океанов.  Уже 3\4 так называемых «глобальных городов» являются ядрами мировых приморских агломераций. Итак, в Мире уже установился устойчивый процесс тяготения интенсивной урбанизации к берегам морей и океанов.

Для России существует  еще один, может быть самый важный фактор, который будет определять  районы будущего ускоренного и интенсивного урбанизационного развития в направлении на Восток, к Тихому океану. Действие этого фактора будет реально приводить к интенсивной и быстрой концентрации больших масс населения в супергородах, появляющихся и растущих в этом районе. Этот фактор – экономический, под которым будем понимать концентрацию человеческой производственной активности, продуктивной деятельности. Именно острая объективная потребность в деятельности, в производственно-технической активности будет притягивать в эти районы людей как магнитом. Такая активность возникает тогда, когда в государстве осознается потребность реализации крупных геостратегических проектов в определенных территориях. Эти проекты должны восприниматься народом и властями как жизненно необходимые, жизнеспасительные для государства, нации.

Для России перспективными с рассматриваемой точки зрения являются города ее северо-запада (Ленинград и Архангельск) и Дальнего Востока (Николаевск на Амуре, Комсомольск-на-Амуре, Хабаровск и Владивосток). У Владивостока реальные перспективы суперурбанизационного развития появятся, если будет решена проблема его водоснабжения, например, за счет строительства водовода от реки Амур. В итоге в  перспективе в России  может сложиться два мощных центра экономического развития — Северо-западный и Дальневосточный, в которых может проживать до 500 млн. человек. В этой ситуации усиливается актуальность организации высокопроизводительного транспортного коридора Запад-Восток через территорию России на базе транссибирской железнодорожной магистрали. Перспективы освоения этого коридора и связанного с этим экономического и научно-технического развития обсуждаются, в частности, в работе Ю. В. Громыко и Ю.В. Крупнова [18].

ПРОБЛЕМА БЕЗОПАСНОСТИ ГОРОДОВ С ВЫСОТНЫМИ ЗДАНИЯМИ

Особую заботу при строительстве супергородов стомиллионников должна вызывать проблема обеспечения безопасности. Трагедия 11 сентября 2001 года со зданиями всемирного торгового центра в Нью-Йорке ставит эту проблему на одно из первых мест. Здесь же можно упомянуть трагическую судьбу высотного  здания «Виндзор» в Мадриде, полностью сгоревшего при пожаре в 13 февраля 2005 года. По счастливой случайности жертв в результате этой трагедии не было, поскольку здание находилось в ремонте. Пожар начался на 21 этаже, возможно, из-за короткого замыкания. Через три часа пожара из-за сильной жары металлические конструкции не выдержали и начали плавиться. Здание разрушилось практически полностью. Усилия пожарных не смогли спасти здание и сосредоточились на том, чтобы только спасти соседние здания.

Конструкция высотных домов, организация их размещения и функционирования должны предусматривать меры по обеспечению быстрой эвакуации населения зданий, предупреждения пожаров, аварий и других чрезвычайных ситуаций. Особые требования будут предъявляться к надежности функционирования всех систем жизнеобеспечения.  Отключение даже на короткое время электроснабжения, водоснабжения или отопления может вызвать самые тяжелые последствия для обитателей таких зданий.

Наибольшую опасность представляют возможные пожары. В этой ситуации неизбежно возникнет проблема как с эвакуацией жителей задания, особенно с верхних этажей, так и с тушением пожара.

Следует также учесть возможные чрезвычайные ситуации (ЧС) природного и техноприродного характера, например, землетрясения (обширные или локальные), ураганы, смерчи.

Пожаростойкость высотных зданий должна быть обеспечена, прежде всего,  конструктивно-техническими средствами. В перечень этих средств входит абсолютное исключение огнеопасных материалов, исключение использования газа для бытовых целей, использование многоуровневой и абсолютно надежной системы защиты электрических сетей от перегрузки, коротких замыканий и снижения стойкости изоляции. Необходимость использования нагревательных приборов для бытовых целей (например,  для приготовления пищи) в жилых помещениях должна быть сведена  к минимуму за счет развитой, доступной и удобной  системы общественного питания в каждом высотном здании. На различных технических и жилых этажах здания должны быть предусмотрены  все требуемые средства пожаротушения.

Безопасность зданий и возможность быстрой и надежной эвакуации жителей при чрезвычайных ситуациях должна быть обеспечена несколькими путями, включая  конструктивные и архитектурные решения.

Любое отдельно стоящее высотное здание башенного типа уязвимо с точки зрения безопасности. Проблемой является экстренная эвакуация людей из верхних этажей через вертикальную лифтовую транспортную магистраль, если часть здания на определенных этажах охвачена пожаром. Показательным примером такой ситуации являлся пожар в зданиях Всемирного торгового центра, произошедший после террористического акта 11 сентября 2001 года. Конструктивным выходом из таких ситуаций может быть объединение нескольких высотных зданий в группы (комплексы) близкорасположенных зданий, связанных между собой на разных уровнях пешеходными крытыми галереями. Например, две высотные башни комплекса «Петронас Тауэрс» в городе Куала-Лумпур (Малайзия) соединены на высоте 58,4 метра крытой галереей длиной 170 метров. Кроме того, эти комплексы могут быть связаны между собой и с другими далеко отстоящими высотными комплексами различного типа надземным транспортом (эстакадным, струнным, канатным).

О «ЧЕЛОВЕЧЕСКОМ ИЗМЕРЕНИИ» СУПЕРГОРОДА

Будут ли города эпохи СУ иметь «человеческое измерение»? Как психологически будет население воспринимать супергород, состоящий из множества высотных зданий? Естественными оказываются сомнения в ощущении комфортности проживания людей в таких «каменных джунглях». Утверждают о том, что у жителей верхних этажей небоскребов могут возникать психические расстройства, страхи высоты, ощущения тревоги и неуверенности. Для всех этих сомнений есть основания.

Серьезной критике подвергается идея распространения городов с  небоскребами со стороны экологических, природоохранных движений всех направлений. Город небоскребов называется вертикальным гетто, каменным мешком, оказывающим угнетающее воздействие на человека. Такие города справедливо обвиняют в излишней унификации облика и планировочной структуры, стандартизации силуэтов зданий и городских ансамблей [19]. Высотные здания, которые появляются в исторически сложившихся городах в результате действия метода «точечной застройки», искажают традиционный силуэт и панораму города. Новый облик городов с высотной застройкой формируется стихийно, без учета региональной и национально-культурной специфики. Отсюда возникает ощущение отчужденности жителя от городской среды.

Проблема отчуждения человека от города возникает в социально-психологической сфере, она имеет экономическую и социальную природу. Чужим для человека может стать и одноэтажный город, утопающий в зелени, и уединенная деревня.

Следует здесь, прежде всего, подчеркнуть, что любой город будет иметь тем больше оснований именоваться человеческим, чем более комфортной и благоустроенной будет  в нем жизнь для людей. Другими словами, это означает удовлетворение основных жизненных потребностей человека в этом городе. Современный город с «человеческим лицом» должен, прежде всего, четко работать как большая, отлаженная машина жизнедеятельности.

Конечно, любой город, в том числе и сверхбольшой, — это не только  мегамашина жизнедеятельности людей. Это еще и феномен национальной и общечеловеческой культуры. Существует  точка зрения, что город — это и «символ этнонационального пространства», у него есть сакральная составляющая, он имеет особое «культурно-цивилизационное измерение» (пятое измерение) [3]. Это представление больше всего относится к исторически сложившимся городам, ставшим  памятниками истории и культуры.

Создавая новые города, человек  активно создает на Земле свою собственную среду обитания, приспособленную под его потребности. Пару столетий назад человек никогда не жил в домах в 8-10 этажей, не перемещался под землей в электропоездах, не летал на самолетах. Многое, ранее непривычное и удивительное,  становится обыденным. Само понятие «человеческое измерение» наполняется новым смыслом. Элементом, составляющим этого «измерения» становится бытовой комфорт, удобство проживания, экономия времени при выполнении рутинных действий по жизнеобеспечению — согреть и осветить жилище, приготовить пищу, добраться в нужное место, встретиться со знакомым человеком. Супермегаполис дает все это человеку.

В супергородах будущего, так же, как и в современных мегаполисах, застроенных небоскребами, в значительной степени проявляется общечеловеческая составляющая, унифицирующая стиль и образ городской жизни, закрепляющая общецивилизационные стандарты. Крупный город неизбежно и неумолимо нивелирует национальные и религиозные  различия, размывает и уничтожает остатки родовых отношений. Возникает специфическая для всех городов Мира общегородская культура (в области быта,  языка, этики и морали), вызванная общими условиями жизни.  Уже сейчас почти все крупные города Мира в определенной степени похожи друг на друга. Люди в разных странах мира, попадая в мегаполис, подвергаются воздействию одних и тех же особенностей человеческого общежития. В итоге постепенно  стираются  грани,  разделяющие  людей, мешающие взаимопониманию. Город формирует коммунальное мировосприятие, культивирует элементы общественной психологии. Это диктуется не идеологией, а самими условиями городской жизни. Супермегаполис расширяет во много раз человеческие контакты, позволяет человеку обмениваться мыслями и впечатлениями с другими людьми в темпах, в сотни раз превосходящих прежние традиционные. Все это глубоко прогрессивное явление. Под напором городской культуры со сменой поколений размываются национальные и религиозные различия. Естественным путем формируется новая общечеловеческая цивилизация супериндустриальной эпохи.

Неумолимый факт унификации стиля, организации и технологии  городской жизни не отменяет всеобщего стремления к элементам непохожести, своеобразия, стремления к сохранению самобытности архитектурного облика и к созданию запоминающихся силуэтов у каждого нового города, возникшего в эпоху суперурбанизации. Проектировщики и строители супергородов нового поколения располагают всеми реальными возможностями гармонично встроить силуэт и облик города в окружающий ландшафт, соразмерить визуальный образ нового города с естественно-природным пейзажем. Если проектировщики и строителями владеют всем богатством национальной культуры, то всегда можно выразить в архитектуре зданий и в планировочных решениях все своеобразие истории, культуры и традиций народов, исторически проживающих на территории урбанизационного развития.

Все защитники традиционного патриархального (сельского)  жизнеустройства критикуют стиль жизни  современных городов, обвиняют их в извечной суете образа жизни? Вспомним слова известной песни: «В суету городов и в потоки машин…». Но разве суета – это неотъемлемая черта только городского образа жизни? Суету можно устроить и при деревенской жизни. В человеческой суете как проявлении торопливости, беспокойства, напрасной спешки отражается общий уровень организационной культуры. Суета, таким образом, это не свойство только городской жизни, а показатель низкого уровня организованности совместного и близкого проживания большой массы людей на ограниченной территории города. В крупных городах организационные проблемы обостряются, поскольку здесь уровень взаимной зависимости всех жителей города резко возрастает по сравнению с патриархальным жизнеустройством, где каждая домашняя ячейка зависит, прежде всего, от собственной внутренней организации жизни. Отсюда следует, что проблема создания, развития и функционирования супергородов нового поколения – это не только проблема градостроительная и производственно-техническая, но и проблема организационная, связанная с формированием новых эффективных организационных форм и технологий совместного проживания людей на ограниченной территории.

Человеческое измерение города определяется степенью «человечности», уровнем культуры заказчиков, проектировщиков и строителей этого города. Если культура и человечность отступает под натиском грубых и примитивных интересов экономической выгоды так называемых «инвесторов», то трудно рассчитывать на сохранение человеческого в облике новых супергородов будущего.

ИСТОЧНИКИ
  1. Универсальный атлас мира — М.: «Дизайн. Информация. Картография», Астрель, АСТ, 2003.
  2. Бурак П.И. Современные тенденции развития крупных городов и экономическая наука. В «Научно-информационный вестник. Москва. Выпуск шестой. Экономические решения для крупнейших городов мира. Правительство Москвы. ДЭПР. ГУП «Экономика». Москва, 2003 год.
  3. Лазарева И.В. Пятое измерение города. Труды Российской академии архитектуры и строительных наук (РААСН), Серия «Теоретические основы градостроительства». — М.: ЛЕНАНД, 2006.
  4. Дроздов Б.В. О двух тенденциях в развитии современной цивилизации (индустриализация — деиндустриализация). www. rema.44.ru.
  5. Дроздов Б.В. Бытовое и коммунальное обслуживание в супермегаполисе (быт в городе небоскребов. ). rema.44.ru.
  6. Оськин Б.В. Архитектура пространства обитания человечества на планете Земля. Тема: «Пространство обитания человечества». -М.: Компания «Спутник», 2004.
  7. Дроздов Б.В. О городах эпохи супериндустриализации. www. rema.44.ru.
  8. Кордонский Симон. Кристалл и кисель. — М.: Модест Колеров & «Три квадрата», 2002.
  9. Сайт miraxcity.com.
  10. Сайг Lenta.ru, раздел Недвижимость от 22.08.2007.
  11. Сайт miraxcity.com.
  12. Юницкий А.Э. Струнный транспорт Юницкого в вопросах и ответах. http: //www.unitsky.ru.
  13. Блинкин М.Я., Сарычев А.В. Городской транспорт: либеральный взгляд на проблему. POLIT.ru/analytics/2005/12/07/transport.html.
  14. Фейгина Е.В. Конструктивные особенности высотных зданий. Архитектура и строительство Москвы, №4, 2006.
  15. Москва. Энциклопедия. — М.: Научное издательство «Большая российская энциклопедия», 1998.
  16. Полный энциклопедический справочник. — М.: Русское энциклопедическое товарищество. 2004.
  17. Проект «Развитие городских агломераций в зоне транспортного коридора Москва — Санкт-Петербург». Аналитическая записка «Транспортно-коммуникационная основа согласованного развития Москвы и Санкт-Петербурга», Солодилов В.В., ЗАО «ПетербургскийНИПИград», С-Пб, 2005. Центр стратегических разработок Северо-Запад.
  18. Громыко Ю.В., Крупнов Ю.В. Транспортное цивилизационное продвижение — конкретный сценарий развития России. Альманах «Восток», www.situation.ru.
  19. Григорьев В.А., Огородников И.А. Экологизация городов в мире, России, Сибири. Аналитический обзор. Серия «Экология», Выпуск 63. Сибирское отделение РАН, Новосибирск, 2001.

 

Направления эволюции социума в технотронную эпоху

Дроздов Б.В.

  1. Введение. Эволюция социума в ноосферном движении.

Техносферу можно считать одной из составляющих элементов ноосферы, как ее определяет В.И. Вернадский [1]. Техносфера — это весь многообразный мир зданий, сооружений, машин, механизмов, приборов и устройств. Все это создается людьми, усилиями их мысли, трудами поколений людей для того, чтобы жизнь людей на этой планете стала лучше. Часто человечеству это приходится делать просто от суровой необходимости, — чтобы выжить, не умереть с голоду, защитить себя от суровых испытаний, которая устраивает людям их мать – природа. Техносфера — это мир материализованных мыслей людей, сфера овеществленного (материализованного) человеческого разума. Это новая реальность, которая создается людьми и благодаря которой человек овладевает природой и сознательно реконструирует себя, свою природу и окружающий мир. Современные города, в частности, — это тоже особые места концентрации техносферы.

Техносфера, как совокупный результат интеллектуального и физического труда, определяет не только жизнь текущую, но  в значительной степени и жизнь будущего человечества.

Томас Кун в своей книге «Структура научных революций» [2] писал, что «человечество порождает парадигмы и реконструируется на их основе». Это высказывание Куна можно детализировать следующим образом: «человечество порождает парадигмы, на базе этих парадигм создает техносферу и уже потом само реконструируется на основе этой техносферы».  В настоящей работе рассматривается именно последний этап реконструкции – от техники к социуму.

  1. Что такое технотронная эпоха и когда она начинается?

Современная цивилизация развивается в технотронном направлении. Это проявляется в создании, распространении, совершенствовании и развитии все новых технических комплексов и систем самого разного назначения. Техника (т.е. все те же здания, сооружения, машины, механизмы, приборы и устройства и их сложнейшие комплексы) неизбежно и неумолимо становится органической частью каждодневной жизни любого человека. Часто это не осознается обыденным человеческим сознанием. Становится в этом сознании чем-то естественным, всегда существовавшем. Реально техника окружает эту жизнь, определяет поведение, мысли и настроения людей. Весь предыдущий, 20-ый, и наступивший (21-ый) век стал веком техники. Это уже на всю последующую жизнь человечества. Современное человечество бесповоротно вступило в технотронную эпоху.  Без техники жизнь человечества становится уже просто невозможной. Не даром             Н. Бухарин в своих «Этюдах» утверждал, что «Именно инженеры, а не политики определяют ход истории» [3]. Можно это утверждение переформулировать и так: «именно инженеры, а не политики, финансисты, менеджеры, социологи и политологи определяют ход истории». Политики и политологи только формируют концептуальные представления об организации жизни общества, а инженеры реально создают, поддерживают и развивают новую среду жизнеобитания.

Ключевым моментом в осознании того, что человечество вступило в технотронную эпоху является создание и повсеместное распространение техносферы жизнеобеспечения. Жизнь стала без этой техносферы невозможной.  Техносфера жизнеобеспечения – это энергетика, транспорт, связь, жилищно-коммунальное хозяйство, бытовое и коммунальное обслуживание, техносфера здравоохранения, образования и социального обслуживания. И все эти системы тесно связаны между собой. Особенно остро и трагически это проявляется в ситуации техногенных катастроф. В качестве примера можно сослаться на то, что происходило в период московской энергоаварии 25 мая 2005 года или в блокаут в Северной Америке в 2003 году.

  1. Техносфера и социосфера

Как соотносятся между собой техносфера и социосфера, т.е. мир машин и мир людей?  Прежде всего, необходимо определить те требования, которые современная техносфера предъявляет к социуму. Но сама техносфера, – это вещь бездушная (это здания, сооружения, машины, механизмы, приборы и устройства). Они сами никому никаких требований предъявить не могут. Требования ко всему социуму предъявляют те же люди, которые эту техносферу спроектировали, создали и обслуживают.

Сама техносфера может функционировать, поддерживаться, совершенствоваться и развиваться только как социально-техническая система. Техносфера сама по себе, т.е. без людей и специально созданных человеческих коллективов, не может ни появиться, ни функционировать.  Поэтому распространяемые сейчас страхи о возможном господстве в мире роботов, о возможном их «бунте» – это все примитивная мифология. Человек одним нажатием кнопки может превратить все сообщество роботов в груду металла.

Социосфера и техносфера (мир людей и мир машин и механизмов) тесно связаны между собой. Техносфера создается людьми, для людей и обслуживается этими людьми. Замысел техносферы порождается человеческим сознанием, фиксируется в проектах и реализуется тоже только людьми.

Когда появляется новый элемент техносферы, то одновременно создается специальная организация – оператор этого элемента техносферы. Оператор – это не собственник объекта техносферы.  Оператор является неотъемлемым элементом социосферы, прямо отвечающим за функционирование техносферы. Оператор элемента техносферы специально создается для того, чтобы этот элемент нормально и эффективно работал, качественно использовался людьми для выполнения своего предназначения.

Можно говорить об операторе в узком смысле, а можно и в расширительном смысле. В последнем случае рассматривается вся совокупность организаций, так или иначе причастных к деятельности конкретного оператора. Если собственно организация – оператор (оператор в узком смысле) является главной ответственной социальной инстанцией (субъектом ответственности) по отношению к элементу техносферы, то все другие организации, прямо или косвенно связанные с оператором, относятся к его ближайшему окружению и составляют то, что можно определить, как макрооператор.  Но в этом окружении есть и принципиально важные звенья, например, те, что разрабатывали, проектировали, изготовляли, вводили в действие технический объект, а потом уже возник собственно оператор в узком смысле.

Будучи однажды созданной, ставшей функционирующим комплексом, техносфера жизнеобеспечения задает, определяет другие, отличные от дотехнотронной эпохи, стандарты, нормы и регламенты поведения. Формируются другие нормы и правила взаимоотношения людей, т.е. другая мораль и нравственность, другая культура. Это должна быть культура, мораль и нравственность уже техносферной (технотронной) эпохи.

Эволюция социума, его культуры, морали и нравственности должна распространяться не только на ту часть социума, который определяется понятиями оператор и макрооператор, но практически и на весь остальной социум, который пользуется услугами техносферы жизнеобеспечения. Например, если взять такой элемент техносферы жизнеобеспечения, как транспорт (наземный, воздушный, морской), то пользователи всех видов транспорта (пассажиры) должны соблюдать определенные правила, которые обеспечивают безопасность и нормальное функционирование транспорта. Должна формироваться соответствующая культура поведения, в данном случае, —  транспортная культура.

Социум должен соответствовать (быть совместимым, приспособленным) созданной им техносфере. Для обеспечения такого соответствия в социуме после создания нового элемента техносферы жизнеобеспечения должны происходить определенные трансформации, реконструкция, перестройка.

Во всем масштабе в наше время встает задача обеспечения гармоничного взаимодействия техносферы и социосферы. Это проблема взаимоотношения техники и организации социума, техники и культуры, техники и человеческой психики, техники и экономических механизмов жизнеустройства социума.

Какие особенности развития техносферы будут существенным образом определять эволюцию культуры человеческого общества (социума) и способов его организации?

  1. Направления развития техносферы жизнеобеспечения

Что выделяет современная наука в характерных особенностях развитии техносферы? На эту тему существуют разные точки зрения, отражающие различные концепции научно-технического развития. Постараемся здесь развеять некоторую мифологию, которая разрабатывается трудами западных ученых (Белл Д., Бжезинский З., Друкер П., Тофлер Э., Сорокин П. ,и др.) [4-8].

Первый и очень распространенный миф – это миф о постиндустриальном обществе, о закате индустриализма, о новом обществе услуг и потребления.  В какой-то степени этот миф может быть отнесен, прежде всего, к странам «золотого миллиарда». Но к основной массе трудового человечества индустриальный выбор стал единственным и бесповоротным. Назад для подавляющей части человечества дороги нет. Индустриализация представляет собой единственный и безальтернативный путь развития.

Второй миф – это представление о направлении научно-технического развития путем последовательной смены так называемых технологических укладов – от 1-го до сегодняшнего 6-го и последующего перехода в новому, 7-ому технологическому укладу (когнито-). Эти представления активно развиваются и поддерживает определенными представителями и отечественный науки. Наиболее активно подобные представления поддерживаются современными идеологами рыночных отношений, поскольку они дают ясные ориентиры инвесторам по направлению вложений финансовых средств и получению серьезных прибылей от этих вложений. Реальная же практика научно-технического развития показывает, что технологическое развитие в большинстве случаев происходит параллельно по нескольким направлениям, которые взаимно влияют друг на друга.

Представление о повсеместно наступающей постиндустриальной эпохе, эпохе услуг, информационных технологий, деиндустриализации, — это элементы современной мифологии о направлении научно-технического развития путем последовательной смены технологических укладов. Реальное развитие в рамках любого нового уклада, начавшись, далее не заканчивается. Оно постоянно продолжаться в рамках своего же уклада, обогащаясь и развиваясь достижениями следующего уклада.

С нашей точки зрения развитие техносферы жизнеобеспечения в текущий и ближайший будущий период времени будет происходить по следующим ведущим направлениям:

  • дальнейшая индустриализация (вторая индустриализация, новая индустриализация, супериндустриализация, гипериндустриализации),
  • глобализация (трансграничность, трансконтинентальность, в рамках регионов, континентов, в глобальном масштабе),
  • энергонасыщенность,
  • коммунальность (общедоступность) создаваемых систем жизнеобеспечения,
  • тесная интеграция всех технических систем со смежными системами жизнеобеспечения (энергетика, транспорт, жилищно-коммунальное хозяйство).

Дальнейшая индустриализация

Техносфера будет развиваться (и далее эта тенденция станет усиливаться) только в направлении дальнейшей индустриализации, — т.е. новой индустриализации, супериндустриализации, гипериндустриализации. Новая индустриализация означает охват индустриальными методами все новых сфер деятельности, которые ранее не были индустриальными. Это приведет к появлению новых индустрий – индустрии жизнеобеспечения (индустрии 2), индустрии строительства, поддержания, эксплуатации, ремонта, развития и реконструкции (индустрии -3), индустрии исследования и разработок (индустрии 4) и индустрии организационного формообразования (индустрии 5) [9, 10].

Глобализация

Системы жизнеобеспечения становятся все более глобальными. Их масштабы расширяются: региональные, межгосударственные, континентальные, межконтинентальные, глобальные. Это повышает их совокупную эффективность, помогает сберегать ресурсы, повышает надежность функционирования. В конечном счете это взаимно компенсирует потери функционирования, позволяет получить так называемый системный эффект. В качестве примеров здесь можно выделить транзитные внутриконтинентальные и межконтинентальные транспортные потоки, передача на большие расстояния ресурсов и мощности (единые системы энергоснабжения, водообеспечения, водоотведения). Глобализация позволяет компенсировать (ликвидировать) местные или региональные избытки и дефициты. Некоторые системы жизнеобеспечения могут существовать только как системы глобальные (спутниковые навигационные системы навигации, связи, мониторинга, Интернет). Стремления к автономизации таких принципиально глобальных систем по государственным, конфессиональным, региональным принципам создают дублирование, приводят к избыточным затратам ресурсов, снижают общую эффективность систем.

Энергонасыщенность

Явление энергонасыщенности систем является естественным следствием индустриализации и глобализации. Например, на транспорте повышение скорости идет за счет повышения мощности систем, повышения совокупного энергопотребления. Индустриальность систем приводит к снижению удельных энергозатрат (на одного человека, на одну единицу веса). Это в конечном счете повышает эффективность всей транспортной системы (уменьшение совокупных энергозатрат на всю глобальную транспортную систему). Повышается установленная единичная мощность энергоагрегатов на электростанциях, мощности транспортирующих систем энергетики, мощности коммунальных систем в крупных городах (систем водоснабжения и водоотведения, газо-теплоснабжения и др.).

Коммунальность

Индустриальные, глобальные, энергонасыщенные системы могут по своей структуре, по принципам своего функционирования быть только коммунальными, общедоступными системами. Дифференциация вырабатываемых этими системами услуг по характеру потребителя (например, систем водоснабжения, водоотведения, электро- и газо-снабжения) не эффективна с общественных, системных позиций. Такую дифференциацию технически и технологически сложно осуществить, но часто это может оказаться просто абсурдным (например, введение персонифицированных систем учета пользования лифтовым хозяйством с учетом высоты и веса поднимаемого груза).

Усиление интеграции систем

Индустриальные, глобальные, энергонасыщенные коммунальные системы жизнеобеспечения могут по своей структуре, по принципам своего функционирования быть только интегрированными. Эта интеграция касается каждой системы по ее внутреннему устройству, а также всей совокупности внешних систем. Они друг по отношению к другу, по всем своим связям являются взаимно интегрированными. Они могут эффективно функционировать только как взаимно интегрированные системы (например, региональные системы энерго-, газо-, теплоснабжения, массового транспорта, жилищно-коммунальные системы).

 

Города (мегаполисы) – места особой концентрации всех систем жизнеобеспечения

 

Местами особой концентрации и тесной интеграции всех систем жизнеобеспечения являются крупные города, мегаполисы. Мегаполисы представляют собой места теснейшего переплетения, интеграции всех систем и элементов систем жизнеобеспечения. Мегаполисы сейчас – это узлы особой концентрации всех систем инженерной инфраструктуры, где теснейшим образом взаимосвязаны все звенья техносферы жизнеобеспечения, техносферы потребления и техносферы обучения, лечения, развлечения и отдыха.

Количество таких городов постоянно увеличивается. Население «мира» «стягивается» в крупные города. Социум мира концентрируется в крупных городах-мегаполисах. Таким образом, от перечисленных тенденций развития техносферы жизнеобеспечения социум уже не может «спрятаться» в малых поселениях. Социум поневоле вовлекается в сферу деятельности глобальных систем жизнеобеспечения. Ему приходится отвечать на вызовы технотронного века [11].

Эволюция социума в технотронную эпоху будет касаться прежде всего населения крупных городов.  Именно крупные города и мегаполисы предъявляют особые требования к организации, культуре, морали и нравственности того социума, который проживает в этих местах особой концентрации населения планеты.

 

Что следует для социума из описанных выше тенденций развития техносферы? Как охарактеризовать в совокупности все эти тенденции и явления с точки зрения социума? Это можно характеризовать одним словом – системность. Социум, как и окружающая его техническая среда, должен становиться большой системой, в нем должны усиливаться, становясь преобладающей, ведущей, определяющей тенденцией системное, объединительное, интегрирующее движение. Социум в своем системном движении должен становиться целостным явлением.

Александр Александрович Зиновьев назвал это состояние социума глобальным, мировым «человейником».

Грозит ли процесс создания и развития техносферы какими-либо опасностями для социума? Может ли техносфера «выйти из-под контроля» социума и привести к таким неожиданным для социума явлениям, как «бунт машин»? В некоторой футурологической литературе иногда описываются мифические ситуации «восстания роботов» с искусственным интеллектом… Здесь следует отметить, что самые совершенные и перспективные технические устройства, обладающие свойством искусственного интеллекта, есть результат творчества людей – его создателей (разработчиков, проектировщиков, изготовителей). Программы, реализующие отдельные функции искусственного интеллекта, также являются плодами деятельности инженеров-программистов. Если по командам этих программ технические устройства (например, — роботы) начинают действовать «нештатно», создавая угрозу социуму, то ответственными за это будут сами разработчики этих программ и роботов. Профессиональные и грамотные разработчики этих систем могут и должны исключить подобные ситуации. Страхи о возможном «бунте машин» основаны на неуверенности социума в своих интеллектуальных способностях, на страхе о возможных последствиях от ошибок инженеров-разработчиков и операторов техники. Наличие таких страхов естественно на ранних стадиях развития роботизации и компьютеризации, но это только должно вынудить социум предъявить особо жесткие требования к организации и психо-интеллектуальному состоянию всего научно-технического сообщества.

Для того, чтобы понять суть эволюционных изменений в социуме, нужно конструктивно описать сам социум, выявить конкретные параметры, характеристики, свойства этого социума и в терминах этих параметров (свойств, характеристик), описать все возможные изменения в социуме. Задача описания социума на порядок сложнее по отношению к описанию техносферы. Социум многомерен, многоаспектен, слабо формализуем и весьма динамичен.

Попробуем выделить наиболее важные аспекты описания социума с точки зрения взаимодействия этого социума с техносферой жизнеобеспечения. Такое описание будет представлять собой особое видение социума, в основном, с позиции макрооператора техносферы.

 

  1. Характеристическое описание социума

 

Социум (в нашей терминологии — социосфера) может быть описан с разных позиций, на основе разных теоретических представлений, с использованием категориального аппарата различных, изучающих социум, научных дисциплин. Например, — социология, обществоведение, социальная психология, политическая экономия, политология, культурология, историческая социология [12] и другие науки. Примем такой взгляд на социум, который бы выделил, обозначал характеристики и структурные элементы социума, непосредственным образом определяющие процессы функционирования техносферы. Это представление о социуме как о «мегамашине» человеческой деятельности. При этом выбираются следующие составляющие описания «устройства» социума:

  • структурно-функциональное (организационно-управленческое),
  • социокультурное (организационно-культурное),
  • психо-интеллектуальное,
  • социально-экономическое.

 

Структурно-функциональный (организационно-управленческий) срез (аспект) социума (общества) описывает его как организационно-деятельностные «устройство», которое выполняет определенный комплекс работ (функций, задач). Эта мегамашина человеческой деятельности должна иметь определенное устройство, т.е. определенную организацию.  Организация социума определяется его структурой, т.е. составом и взаимосвязями составляющих этот социум элементов. Структура социума направлена на то, чтобы он качественно и эффективно выполнял назначенный комплекс работ.  В зависимости от того, какие аспекты (срезы, плоскости) описания социума будут выбраны, могут выделяться различные типы структур. Например, могут выделяться организационная, функциональная, технологическая структуры.

Организационная структура описывает состав и взаимосвязи организационных звеньев (элементов) социума (подразделений, отделов, управлений и т.п.). Функциональная структура описывает состав и взаимосвязи функций (видов деятельности).  Технологическая структура определяет состав и взаимосвязи технологических процессов.

Социокультурная (организационно-культурная) и психо-интеллектуальные составляющие определяют качество того социального (человеческого) «материала», которым «наполняется» социальная машина деятельности, заданная структурно-функциональным срезом.

Организационно-культурная сфера выделяется на границе двух социальных сфер (организационной и социокультурной) (это область организационной культуры). Она обозначает устойчивые реалии организационного поведения людей (т.е. поведения их в организациях), связанные с особенностями принятых и господствующих культурных норм, в частности, норм профессиональной деятельности. В этой области определяется один из существенных для взаимоотношений между техносферой и социо-сферой элемент культуры, который определяется как организационная культура (ОК).

Психо-интеллектуальная составляющая описания социума определяет его особенности деятельности с позиций человеческого интеллекта и психики, как психики отдельного человека, так совокупности людей (коллективов).  В этом аспекте описания социума рассматриваются психо-интеллектуальные процессы общества, их состояние и развитие, особенности и закономерности поведения и деятельности людей, включенных в различные социальные группы.  Эта составляющая описания социума содержит также оценку уровня профессиональной, психологической и моральной готовности элементов социума, выполняющих функции управления по отношению к объектам техносферы жизнеобеспечения. Все три составляющих этого элемента характеристики социума (профессиональная, психологическая и моральная) должны рассматриваться только в своей взаимосвязанной совокупности.

Социально-экономическая составляющая описания социума выделяет такие аспекты жизнеустройства социума, которые формируют основные механизмы, интересы и мотивы поведения людей, — формы собственности, способы и правила распределения богатств, отношения наследования жизненных богатств между сменяющими друг друга поколениями. Социально-экономическая сфера задает ведущие мотивы экономического поведения, интересы и намерения людей. Они оказывают влияние на организационную культуру, мораль и нравственность, действующие в социуме.

 

  1. Организационно-функциональная эволюция социума

 

Основным понятием, определяющим организационно-функциональное пространство, является функция. Одним из важнейших социальных условий надежного и устойчивого функционирования техносферы жизнеобеспечения является функциональная полнота пространства управления.

 

Организационные структуры и требования к ним со стороны техносферы жизнеобеспечения

 

Классической, ставшей уже традиционной структурой, является структура иерархическая. Она показала свою эффективность и устойчивость всей историей человеческого развития. Эту структуру иногда (согласно Максу Веберу) называют бюрократической структурой. Главный тип отношений, который выделяют в этой структуре – это отношения командного подчинения (административные отношения — начальник-подчиненный). В последние десятилетия этот тип структуры подвергается серьезной критике и структуру считают ответственной за многие недостатки управления и считают главным препятствием в развитии демократии в обществе.

Но здесь следует сказать, что эволюция развития социума в технотронную эпоху объективно требует взвешенной реабилитации бюрократической структуры и пересмотра отношений к бюрократии как таковой. Следует пересмотреть и пере интерпретировать иерархию с учетом основных тенденций развития техносферы жизнеобеспечения.

Иерархия отношений в иерархической структуре кроме командной составляющей имеет и другой аспект – системный. Иерархия собирает целостности. Она — есть условие достижения системного свойства всей системы. Отношения между звеньями соседних эшелонов можно трактовать не столько как отношения команды-подчинения, но и как отношения системной сборки. Верхний эшелон в иерархии системы отвечает и обеспечивает целостность подчиненных элементов в рамках единой системы. Таким образом, необходимо реабилитировать иерархию (и связанную с ней бюрократию) как важнейшую составляющую человеческой организации в технотронную эпоху.  Понятие иерархии должно быть освобождено от средневековых феодальных представлений («вассал моего вассала – не мой вассал», «я начальник – ты дурак»).

Понятия иерархии, иерархического уровня должны быть наполнены системными представлениями. Каждый иерархический уровень олицетворяет определенный уровень целостности, системности, объединенности. На уровне иерархии «собирается» целостность из составляющих элементов, представленных в управленческом смысле «подчиненными» иерархическими уровнями. Каждый уровень «собирает» систему, собирая (согласовывая и координируя) составляющие элементы (звенья).

Итак, одно из обязательных направлений эволюции социума в структурно-функциональном плане состоит в реабилитации иерархии, наполнении ее другим конструктивным организационным смыслом – системообразующим и системо поддерживающим.

Кроме иерархических (бюрократических) существуют и такие не менее важные структуры, как

  • функциональная,
  • матричная (много мерная матричная),
  • адхократическая,
  • мерцающая.

Можно показать, что функциональные и матричные организационные структуры также ориентированы на обеспечение сборки системных целостностей. Функциональная структура в своей плоскости также имеет иерархический вид и воплощает формирование целостностей в функциональной области. Она функционально поддерживает и обеспечивает структурную целостность.

Функционализм, таким образом, оказывается встроенным в иерархию. Функция системного, собирающего центра каждым иерархическим уровнем обеспечивается решением комплекса функциональных задач. В функциональном пространстве тоже присутствует своя иерархия функциональных процессов, задаваемая административной иерархией.

 

То же самое можно сказать и про матричные структуры. Эти структуры формируют горизонтальные функционально-технологические связи в рамках иерархического «куста» целостностей.

Таким образом, техносферная эпоха – это эпоха больших систем, больших и сверхбольших целостностей, универсальных глобальных технологий. Это эпоха торжества глобальных рациональностей, стандартов, выверенных и отработанных правил и дисциплин.

Но эта же технотронная эпоха предъявляет особые требования к уровню организованности социотехнических систем. Этот уровень задается (определяется) новым (ранее не обозначенным) измерением организационной структурыгетерохическим. Гетерорхия определяет отношения проектного порождения [13]. Это отношения генетического типа, на этом уровне выполняется процесс детального продумывания будущих действий и организации этих действий. Здесь отношения между организационными слоями оказываются такими же, как между проектировщиком и спроектированным им слоем. Эволюция оргструктур в технотронную эпоху должна проходить в направлении увеличения «мерности» этих структур. В частности, гетерорхическая «мерность» выделяет проектно-генетические отношения между процессами в каждом слое.

 

  1. Организационно-культурная эволюция социума

 

Выполнение реальных функций управления развитием и функционированием техносферы осуществляют конкретные люди (реальный «человеческий материал»). Он должен удовлетворять определенным требованиям, которые определяются в двух других пространствах описания социума — организационно-культурном и психо-интеллектуальном.

Основной принцип деятельности персонала оператора, макрооператора и пользователя любого элемента техносферы – это рациональность.  Рациональность действий определяется культурой поведения (действий) «человеческого материала» организации, которую определим, как организационную культуру. Организационная культура определяет и описывает качество выполнения элементами социума функций управления. Понятие культура, и, в частности, организационная культура, описываются в значительной степени на качественном уровне. Для структуризации понятия организационная культура будем представлять ее состоящей из следующих качественных показателей, каждый из которых при этом может получить вполне конкретное толкование и оценку в пространстве реальных действий исполнителей в организации.

Составляющими организационной культуры являются:

  • — законопослушность,
  • дисциплинированность,
  • технологизированность,
  • оснащенность,
  • рефлексируемость.

Толкование понятий этих составляющих дается в работе [14].

В социуме будущего технотронного общества должны быть полностью исключены такие деструктивные особенности поведения операторов техносферы жизнеобеспечения, как разгильдяйство, безалаберность, безрассудная лихость, являющиеся одними из источников техногенных катастроф [15]. Такие мрачные явления, таящиеся в глубинах социопсихосферы, как безответственность, безрассудство, иногда легкомысленность, которые часто связывают с безалаберностью, халатностью, разгильдяйством, небрежностью, разболтанностью и которые представляют собой вопиющие показатели предельно низкого уровня организационной культуры, должны быть полностью исключены из жизни социума.

 

  1. Психо-интеллектуальная эволюция социума

 

Современная энергонасыщенная, интегрированная и принимающая все большие пространственные масштабы техносфера предъявляет особые, повышенные требования к психо-интеллектуальному состоянию людей, действующих в составе операторов техносферы, а также всех, кто имеет к этой техносфере какое-либо отношение (прямых или опосредованных пользователей).  Особо «чувствительна» эта техносфера к патологическим, разрушительным действиям людей с нарушениями психики и интеллекта (психо-интеллектуальными отклонениями от нормы). Такие действия могут носить характер вандализма, диверсий, намеренного или непреднамеренного разрушения элементов или объектов техносферы, что может приводить к тяжелейшим последствиям, включая и человеческие жертвы. Психоинтеллектуальное состояние людей, совершающих такие разрушительные действия можно определить по-разному, с разных позиций. Можно это назвать невменяемостью, умопомрачением, психоневротическим расстройством (неврастенией), сумасшествием, безумием, психозом (в том числе и массовым психозом), идиотией, психо-интеллектуальной эпидемией, религиозной или идеологической нетерпимостью, экстремизмом и терроризмом.

Истоками (первичными причинами) таких явлений могут быть природные психические патологии (психические болезни), пьянство, наркомания, нервные срывы, стихийные (спонтанные, неосознанные) действия или результат целенаправленных воздействий на сознание и психику, например, — гипноз, внушение, зомбирование. Это может быть и массовый психоз, и психо-интеллектуальные эпидемии. Общее название для всех этих явлений – потеря разума. Во всех этих таинственных явлениях человеческой психики и интеллекта в наступающую технотронную эпоху таится огромная опасность для всей техносферы жизнеобеспечения.

Разрушительные действия людей, потерявших разум, принципиально не совместимы с техносферой, с законами ее нормального функционирования и развития.  Они ставят под угрозу само существования (саму жизнь) Земной цивилизации. Эти явления, действия, настроения и намерения отдельных людей, организованных и стихийных групп людей направлены на уничтожение остальной (нормальной) части человеческой цивилизации путем организации диверсий (уничтожения, разрушения) объектов техносферы жизнеобеспечения. Такие социальные (правильнее было бы сказать «антисоциальные») действия, прежде всего, говорят о роковых дефектах общественного сознания, выявившихся в последние десятилетия.

Этот зловещий, опасный для жизни всего социума дефект, определяется сейчас общим термином – терроризм. Это организация и проведения диверсионных действий на объектах инфраструктуры жизнеобеспечения с целью их разрушения и убийства как можно большего количества людей. Конечной целью так называемых террористов является создание в мире обстановки страха и ужаса (от английского слова «terror» – страх, ужас). Например, террористический акт 11 сентября 2001 года в городе Нью-Йорке и Вашингтоне (погибло 2974 человека).

Термин «терроризм», применяемый для обозначения указанных выше явлений и людей (субъектов действия), не вполне корректен, поскольку конечная обстановка страха и ужаса, посеянная в обществе действиями лиц, называемых террористами, является результатом совокупного действия многих сторон, — и самих диверсантов (террористов), и средств массовой информации (СМИ), местных и центральных властей, органов правопорядка, и активной части самого населения, ставшего объектом атаки этих диверсантов.  Диверсанты совершают свои разрушительные действия в расчете на соответствующую реакцию остальных участников события (СМИ, власти, органы правопорядка, бизнесмены, финансирующие «рекламные вставки», само население). Обстановка, атмосфера террора и страха в итоге создается совместными действиями всех участников события.

В последние годы в действиях диверсантов наметилась отдельная тенденция, связанная с явлениями суицида (суицидальные действия). Диверсионный акт совершается диверсантом-смертником. Выделяются отдельные виды таких суицидальных явлений, например, так называемый «аэроцид». Это намеренное уничтожение самолета самим экипажем этого самолета (или одним из членов экипажа). Примеры таких действий:

— теракты 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке и Вашингтоне,

—  гибель самолета 18 апреля 2002 года, врезавшегося в 30-этажный небоскреб (Милан, Италия).

— взрыв в российском небе 2-х самолетов, совершенные двумя пассажирками — смертницами, 27 августа 2004 года,

– гибель германского самолета (аэроцид) в горах Франции (погибло 150 чел.), 24 марта 2015 года,

— пропажа в ночь с 7 на 8 марта 2014 года самолета Боинг – 777-200 Малазийской авиакомпании, летевшего по маршруту Куала-Лумпур — Пекин. Связь с самолетом пропала после 2 часов после вылета из Куала – Лумпура. Возникло большое подозрение на аэроцид.    Пилот самолета перед вылетом имел большой семейный конфликт с женой. Появилось предположение, что командир самолета намеренно привел самолет к катастрофе.

Для того, чтобы избавить будущий социум и техносферу жизнеобеспечения от террористической угрозы со стороны ориентированных на совершение диверсий групп людей, необходимо разобраться в истоках, основаниях и причинах   появления этих разрушительных явлений и выработать общие направления эволюции социума, которые бы привели к недопущению и предотвращению указанных негативных явлений.

Все патологические явления человеческой психики, не совместимые с современной техносферой жизнеобеспечения, по истокам (корням) своего возникновения можно разделить на два больших класса:

вызванные психической болезнью отдельных людей или групп людей (эпидемий), или вредными привычками этих людей (наркомания, алкоголизм),

навеянные, вызванные, индуцированные целенаправленным или стихийным воздействием внешней среды (людей или групп людей с применением информационных и психо-интеллектуальных средств воздействия).

Психоинтеллектуальное состояние социума есть состояние общественного сознания. Речь, таким образом, идет о необходимой корректировке, перестройке, эволюции этого общественного сознания, об оздоровлении этого сознания, об избавлении (лечении) этого сознания от патологических, болезненных состояний и явлений.

Патологические болезненные состояния (психические расстройства) лечатся медицинскими средствами, они составляют предмет особой профессиональной заботы такого медицинского сообщества, как врачи-психиатры. Роль этих врачей в части избавления или защиты современной техносферы от опасного влияния психических уродов заключается в недопущение таких людей в сферу организаций-операторов техносферы с помощью известных средств диагностики и лечения.

С психо интеллектуальными отклонениями в социуме, вызванными внешними воздействиями, нужно было бы разобраться отдельно с целью корректировки, модернизации этого сознания в позитивном, безопасном для техносферы жизнеобеспечения состоянии.  Важнейшей составляющей общественного сознания, которая подвержена внешнему влиянию и может использоваться внешними силами для негативной деформации психинтеллектуальной сферы отдельных людей или сообществ, является мировоззрение (картина мира в сознании человечества и отдельного человека, — мировоззренческая идеология — МИ),

Все множество современных мировоззрений (картин мира — МИ) разделяется на следующие два больших подмножества:

— естественнонаучные (рациональные),

— мифологические (в частности, -религиозные).

В подмножество естественнонаучных мировоззрений включаются и обыденные (естественные, рациональные) представления, и все сформированные разными видами наук так называемые научные картины мира. В основе всех этих представлений – идея естественности формирования современного состояния и тенденций изменения этого мира. Все эти картины мира (представления о мире) не допускают существования «высшей», непознанной и непознаваемой силы, существа, инстанции. Они не принимают существования «высшей инстанции» так называемого «создателя», т.е. обладающего «высшим и непостижимым сознанием и возможностями», по воле которой был создан этот мир. Рациональное мировоззрение исходит из того, этот мир функционирует и развивается по своим собственным естественно-природным законам. Все, что происходит в этом мире, происходит «по естественному ходу событий», по объективно действующим законам материального физического мира, а также по еще не известным и не познанным законам.

В подмножество религиозных (мифологических) мировоззрений входят все существующие и существовавшие религии и религиозные учения, а также так называемые оккультные, мистические, «сектантские» представления. Общим для всех таких мировоззрений являются мифы, представления о создателе, высшей силе (боге), о «мессии» (о представителях, посланниках высшей силы), о непознаваемости и недоступности этой высшей силы, о ее всесилии, всевластии, абсолютной непогрешимости и всезнании и абсолютным всевладении над всем, что происходило, происходит и будет происходить.

Погруженность людей (степень охвата, степень включенности) в эти представления может быть самой разной.

Мировоззренческая сфера является ведущей в общественном сознании, она определяет представления человечества о мире, о своем месте в этом мире, о взаимоотношениях человека с этим миром. История развития социума, особенно история последних десятилетий показала, что общественное сознание часто становится объектом целенаправленной манипуляции со сторону деструктивных, разрушительных сил, действующих в своих извращенных, осознаваемых или неосознаваемых интересах.

Для сокращения или полного исключения возможности использовать мифологические формы общественного сознания для манипуляции ими в деструктивном направлении естественный разумный путь эволюции (трансформации) социума состоит в локализации, сужении сферы распространения мифологического мировоззрения. Этот путь можно назвать рационализацией (отрезвление) общественного сознания. Этот путь по-другому можно определить, как максимальное исключение впадению людей в состояние «потери разума». Людей, потерявших разум, видимо, следует изолировать от общества.

Итак, общее направление эволюции психо-интеллектуального состояния социума в технотронную эпоху можно определить одним выражением – обретение здравого смысла, отрезвление общества, обретение рациональности в мыслях и действиях.

 

 

  1. Социально-экономическая эволюция социума

 

Социально-экономическая сфера описания социума включает всю совокупность хозяйственно-экономических механизмов, определяющих производственно-хозяйственную деятельность людей. Сейчас во всем мире практически повсеместно утвердился один тип отношений — либерально-рыночные, которые   давно изжили себя и уже стали тормозом для дальнейшего развития человечества. Сама эта система отношений по своей сути структурно неустойчива.   Стало уже очевидным для подавляющего большинства людей, что либерально-рыночные отношения являются основой неустойчивости в мире. Они не совместимы с будущей техносферой жизнеобеспечения и должны смениться более эффективными и рациональными отношениями, нерыночными.

Итак, основной тенденцией эволюции социально-экономической сферы социума в наступающей новой технотронной эпохе будет постепенная замена либерально-рыночных отношений на более эффективные, нерыночные отношения. Эти отношения должны прийти на смену рыночным отношениям, основанным на товарно-денежных, монетаристских отношениях. Новые отношения должны основываться на системе натуральных показателей, имеющих физически измеримую природу. Основы такой новой экономики, получившей название «физической экономики», формируются передовой и прогрессивной частью мирового научного сообщества [16,17].

 

  1. Профессиональная эволюция власти

 

Сложившиеся направления развития техносферы жизнеобеспечения потребуют определенной профессиональной эволюции органов власти. Эта эволюция должна носить системную ориентацию и инженерно-техническую основу.

Очевидно, что ведущим социотехническим движением в технотронную эпоху является системное движение. Операторами систем жизнеобеспечения и самого системного движения являются именно инженеры, которые составляют главную движущую силу технотронной цивилизации. Все общественные, экономические реформы, перестройки должны быть санкционированы инженерами. Они же (инженеры) должны иметь право вето на организацию и проведение разрушительных системно-технических реформ.

Повторим здесь высказывание Н. Бухарина:

«Между тем, именно инженеры, а не политики определяют ход истории. Но со времён Древнего Рима бытует чванливая присказка: «Тебе нужна новая техника? Закажи её собаке-греку. Он всё сделает!

Отсюда берёт начало непонятное и ничем не обоснованное презрительное отношение и к современным технократам — «грекам». Отсюда же маниакальная позиция – не брать в расчёт тот факт, что развитие Человечества осуществляется через изобретения» [3].

Нужно освободиться от традиции пренебрежительного отношения к технике и инженерам, от менеджерского и финансового чванства по отношению к техническим профессионалам. В реальности именно в технотронную эпоху особенно возрастает роль и значение в жизни социума инженеров и всего научно-инженерного сословия. Именно из инженеров должен формироваться кадровый состав органов власти всех уровней. Инженерный стиль мышления, инженерный образ действий, инженерная культура должна быть решающей на всех уровнях иерархии управления социума. Инженеры должны играть особую роль в социо-культурной и социально-экономической жизни общества.

При принятии  принципиальных решений политического, организационного, экономического характера должна быть усилена роль инженерного сообщества. Именно этому сообществу должно принадлежать решающее слово при принятии таких, например, решений, как структурное расчленение государств, административно-экономических единиц, изменение экономических механизмов функционирования, законов жизнеустройства государств или союзов (объединений) государств.

 

Выводы

(направления трансформации основных составляющих социосферы

под влиянием технотронной революции)

  1. В структурно-функциональной сфере

Реабилитация иерархических представлений в организационных структурах, обновление и модернизация организационной иерархии, системные начала в организационной иерархии.  Достижение функциональной полноты управленческих организаций. Обеспечение гармонизации линейных и функциональных структур в организациях.

  1. В социокультурной сфере

Повышение уровня всех составляющих организационной культуры (законопослушности, дисциплинированности, технологизированности, оснащенности и рефлексируемости).

  1. В психо-интеллектуальной сфере

Интеллектуально-психологическое оздоровление общества. Усиление рационального начала в мышлении и поведении. Воспитание социальной ответственности, психологической устойчивости и трудовой мобилизованности.

  1. В социально-экономической сфере

Исключение рыночных механизмов  и приватизации в социо-техносфере жизнеобеспечения. Придание всем без исключения объектам техносферы жизнеобеспечения статуса национального и общечеловеческого достояния.

 

Литература

 

  1. Вернадский В.И. Научная мысль как планетарное явление. М:, « Наука», 1991.
  2. Томас Кун. Структура научных революций. М:, Издательство «АСТ», 2001.
  3. Бухарин Н. Этюд 3. Из серии «Этюды к 16 съезду ВКП (б). 1932 г.
  4. Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество. 1973.
  5. Brzezinski Z. Betwen two ages: Americas role in the technetronic era. N.Y., 1970.
  6. Друкер П. Новая постиндустриальная волна на Западе. М., «Академия», 1999.
  7. Тофлер Э. Третья волна. М.: АСТ, 1999, 781 стр..
  8. Сорокин Питирим А. Главные тенденции нашего времени. М.: Наука, 1997.
  9. Дроздов Б.В. Перспективные направления научно-технического развития России на этапе новой индустриализации. Ст. в монографии «Экономическая система современной России: пути и цели развития. МГУ им. М.В. Ломоносова. Экономический факультет. Кафедра политической экономики. под ред. А.А. Пороховского, Москва, 2015 г.
  10. Дроздов Б.В., Перспективные направления новой индустриализации России. Журнал «Мир новой экономики», N 3, 2014.
  11. Дроздов Б.В. Степанов А.М., О путях развития урбанизации в России. Культура. Народ. Экосфера. Труды социо-культурного семинара имени В.В. Бугровского. Выпуск 6. Москва, «Спутник», 2009.
  12. Кремлев Н.Т. Историческая социология. М:, Центр социального прогнозирования и маркетинга, 2016.
  13. Дроздов Б.В. Введение в проектирование организационных технологий. – М:, Компания «Спутник», 2005 г.
  14. Дроздов Б.В. Ростки будущего и тупики прошлого. –М:, ООО «Петрорус».
  15. Дроздов Б.В. Социальные корни техносферных катастроф. – М:, Культура. Народ. Экосфера. Труды социо-культурного семинара имени В.В. Бугровского. Выпуск 8. Москва, «Спутник», 2015.
  16. Линдон Ларуш. Мировая валютно-финансовая система вошла в катастрофическую фазу своего развала». «Полярная звезда», 01.10.2008.
  17. Чесноков В.С.. «Побиск* Георгиевич Кузнецов. (1924 – 2000) Страницы биографии, К 85-летию со дня рождения». Сборник «Культура. Народ. Экосфера.» Труды социо-культурного семинара имени В.В. Бугровского, выпуск 4, М.: компания «Спутник +», 2009